ЧАСТЬ ПЕРВАЯ / О молитве «Salve, Regina» / ГЛАВА 1 / Salve Regina, Mater misericordiæ / Раздел 1. О великой уверенности, которую нам следует иметь в Марии, ибо она есть Матерь милосердия

ВЕЛИЧИЕ МАРИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О молитве «Salve, Regina»

В этой части рассматриваются многие обильные милости, которые Матерь Божия дарует своим почитателям (по молитве «Salve, Regina»).

ГЛАВА 1

Salve, Regina, Mater misericordiæ

Раздел 1. О великой уверенности, которую нам следует иметь в Марии, ибо Она есть Матерь милосердия

Славная Пресвятая Дева Мария была возведена в достоинство Матери Царя Царей, поэтому Святая Церковь справедливо почитает Её и желает, чтобы все почитали Её как Царицу. Святой Афанасий пишет: «Если сей Сын — Царь, то Мать, родившая Его, по праву считается Царицей и Владычицей»[1]. Святой Бернардин Сиенский говорит: «С момента, когда Мария согласилась стать матерью Предвечного Слова, Она заслужила титул Царицы Мира и всего творения»[2]. Арнольд из Шартра, настоятель бенедиктинского монастыря, отмечает, что «плоть Марии не отличалась от плоти Иисуса, поэтому и царское достоинство Сына не стоит отрицать в Его матери… Из этого следует, что мы должны признать: царственная слава Сына и Матери не просто общая, а одна и та же»[3].

Если Иисус — Царь вселенной, то Мария — её Царица. Аббат Руперт говорит: «Как Царица, Она по праву обладает всем царством Сына»[4]. Отсюда Бернардин Сиенский заключает, что «все творения, которые служат Троице, служат и Марии; ибо все творения, либо духовные, как ангелы, либо разумные, как люди, либо телесные, как небесные тела и элементы [подлунного мира], и всё, что на небе и на земле, как проклятые, так и блаженные, которые все подчинены власти Божией, также подвластны и славной Деве»[5]. Аббат Геррик, обращаясь к Божественной Матери, говорит: «Продолжай, Мария, продолжай распоряжаться сокровищами своего Сына; поступай как Царица, Мать и Супруга Царя: Ты искала покоя, но обрела бо́льшую славу, которая подобает Тебе: царство и власть»[6].

«Коронование Девы Марии», Диего Веласкес (1645).

Итак, Мария – Царица, но, ко всеобщему утешению, Она ласкова, милосердна и настолько готова помогать нам в наших несчастьях, что Святая Церковь желает, чтобы в молитве мы приветствовали Её, именуя Царицей Милосердия. Альберт Великий отмечает, что «королевский титул отличается от императорского, предполагающего суровость и жёсткость, он означает сострадание и милосердие к бедным». Сенека говорит: «Сие величественное и огромное имеют цари, что никакой день не похитит: помогать обездоленным»[7]. В то время как тираны в своём правлении ищут выгоды только себе, короли должны заботиться о благе своих подданных. Именно поэтому при коронации их помазывали елеем, символом милосердия, чтобы показать, что короли должны, кроме всего прочего, питать в сердцах своих сострадание и благоволение к своим подданным.

Таким образом, короли должны заниматься преимущественно делами милосердия, но не настолько, чтобы забыть о справедливом наказании виновных. Однако в случае с Марией дело обстоит по-другому. Она, хоть и Царица, но не Царица Справедливости, занимающаяся наказанием нечестивых, а Царица Милосердия, желающая лишь сочувствовать и прощать грешников. Поэтому Церковь требует, чтобы мы ясно называли Её Царицей Милосердия. Великий канцлер Парижского университета Жан Жерсон в своих Комментариях на слова Давида «… два сих слышал я, что сила у Бога, и у Тебя, Господи, милость»[8], говорит, что Царствие Божие, состоящее из справедливости и милосердия, было разделено Господом: царство справедливости Он оставил Себе, а царство милосердия уступил Марии, распоряжаясь, чтобы все милости, подаваемые людям, шли через руки Марии и распределялись по Её воле. Вот слова Жерсона: «Царство Божие состоит из власти и милосердия; власть остаётся за Господом, а милосердие неким образом уступается Матери Христа, Царице и Невесте»[9]. Святой Фома подтверждает это в своём предисловии к каноническим Евангелиям, говоря: «Когда Пресвятая Дева зачала Предвечное Слово в Своём чреве и родила Его, Она обрела половину царства Бога; так что Она — Царица Милосердия, как Иисус Христос — Царь Справедливости»[10].

Предвечный Бог сделал Христа Царём Справедливости, и, как следствие, Судьёй мира, как воспевает царственный пророк: «Боже! Даруй царю Твой суд и сыну царя Твою правду»[11]. Искусный толкователь начнёт отсюда новую тему и скажет: «О Господь, Ты отдал справедливость Своему Сыну, ибо милосердие отдал Матери Царя». Святой Бонавентура, перефразируя Давида, говорит: «Боже! Даруй Царю Твой суд и милосердие — Царице, Матери Его»[12]. Эрнест, Архиепископ Пражский, также отмечает, что «предвечный Бог даровал управление судом и воздаянием Сыну, а служение милосердия и помощи нуждающимся отдал Матери»[13]. Поэтому Давид предрёк, если можно так выразиться, что Сам Бог посвятил Марию в царицы, помазав Её елеем радости («Помазал Тебя Бог Твой елеем радости»[14]), чтобы все несчастные дети Адама радовались, имея на небесах такую великую Царицу, исполненную милосердия и сострадания к нам. Вместе со Святым Бонавентурой мы можем сказать: «О Мария, Ты исполнена елея милосердия и елея сострадания»[15], посему помазал Тебя Бог елеем радости.

Альберт Великий обращается к истории царицы Есфирь, прекрасно показывая в ней прообраз нашей Царицы, Марии. В четвёртой главе книги Есфирь мы читаем, что царь Артаксеркс издал указ по всему царству, приказывая умертвить иудеев. Тогда Мардохей, один из приговорённых, передал информацию об указе [своей приёмной дочери] Есфири, чтобы она предстала перед царём и добилась отмены приговора. Поначалу Есфирь отказалась брать это на себя, боясь, что это только больше разозлит царя. Но Мардохей упрекнул её и напомнил, что она должна думать не только о том, чтобы спастись самой, но что Бог дал ей царское достоинство ради спасения всех иудеев: «Не думай, что ты только свою душу спасёшь, потому что ты пребываешь в доме царя одна из всех иудеев»[16]. Мы, несчастные грешники, тоже можем обращаться к нашей Царице, Марии, которая никогда не отказывалась просить у Бога освобождения от справедливого наказания, которое мы заслужили: «Помысли, о Госпожа, что Бог возвёл Тебя в достоинство Царицы мира не только ради Твоего блага, но и для того, чтобы Ты, обретя такое величие, могла проявлять больше сострадания и помогать нам, несчастным грешникам».

Есфирь перед Артаксерксом, фреска в фарном (приходском) костёле Вознесения Девы Марии на территории бенедиктинского аббатства Форнбах, Нижняя Бавария.

Как только Артаксеркс увидел стоящую перед ним Есфирь, сразу же с любовью спросил, чего она хотела. Царица ответила: «Если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!»[17]. Артаксеркс удовлетворил её просьбу и немедленно приказал отозвать указ об истреблении иудеев. Итак, если Артаксеркс из любви к Есфири даровал по её просьбе спасение иудеям, неужели Бог не внемлет мольбам Марии, которую Он так сильно любит, когда Она молится о бедных грешниках, которые отдались на Её милость? Представьте, как Она говорит Ему: «Царь мой и Бог мой! Если я нашла благоволение в очах Твоих (а Божественная Матерь хорошо знает, что Она была блаженной и святой, единственной из человеческого рода обретшей благодать, утерянную человечеством, и хорошо знает, что Она возлюблена Господом более, чем все святые и ангелы вместе взятые) даруй мне народ, о котором прошу, если любишь Меня, Господи, даруй мне этих грешников, за которых прошу». Возможно ли, чтобы Бог отказал Ей? И есть ли среди вас те, кто не знает о силе молитв Марии к Богу? «Закон милосердия в устах её»[18]. Каждая Её молитва как установленный Господом закон: к тем, за кого просит Мария, должна проявляться милость. Святой Бернард задаётся вопросом, почему Марию называют Царицей Милосердия. Он говорит, что так «потому, что мы веруем, что Она открывает бездну милосердия Божия — кому пожелает, когда пожелает и как пожелает; и нет столь великого грешника, который бы погиб, когда Святая святых уделяет ему помощь своего заступничества»[19].

Тогда, может, стоит опасаться, что Мария не осмелится просить о некоторых грешниках, слишком обременённых преступлениями? Стоит ли бояться величия и святости нашей великой Царицы? Святой Григорий VII отвечает нам: «Нет, ибо чем более Она возвышена и свята, тем милостевее и кротче Она к обратившимся грешникам и грешницам»[20]. Короли и королевы внушают страх своим показным величием и заставляют своих подданных бояться приблизиться к ним. Святой Бернард говорит: «Но какой же страх может быть у несчастных, приближающихся к Царице Милосердия? Ибо Она не внушает страха, не проявляет суровости к тем, кто приходит к Ней, Она — сама ласка и доброта, раздающая молоко и шерсть»[21]. Мария не только желает дать, но и сама раздаёт нам «молоко и шерсть»: молоко милости, внушающее уверенность, и шерсть, которая скроет нас от молний божественного правосудия!

Светоний писал об императоре Тите, что он не мог никому отказать, когда его просили о какой-либо услуге и иногда обещал больше, чем мог сделать. Когда его упрекнули в этом, то он ответил, что не может допустить, чтобы кто-либо ушёл от него неудовлетворённым. Тит сказал так, но на самом деле он, вероятно, часто был виновен во лжи или не выполнял обещаний. Но наша Царица не способна лгать, и Она может обрести всё, что бы ни пожелала для своих преданных слуг. «У Неё столь доброе и сострадательное сердце, — говорит Блосиус, — что Она не может отослать неудовлетворённым никого из тех, кто призывает Её на помощь»[22]. Но, как говорит Святой Бернард, как можешь Ты, о Мария, отказать в помощи несчастным, когда Ты — Царица милосердия? И кто же те несчастные, к кому проявляется милосердие? Ты — Царица милосердия, а я — самый жалкий и несчастный грешник, а посему первый из Твоих подопечных. Разве можешь Ты, о Госпожа, поступить со мной иначе, кроме как проявить милосердие?[23]

Смилуйся над нами, о Царица Милосердия, и позаботься о нашем спасении. «Не говори, о Пресвятая Дева, — восклицает Святой Георгий Никомидийский, — что Ты не можешь помочь нам по множеству грехов наших, ибо Твоя власть и сострадание таковы, что никакая бездна величайших грехов не перевесит их. Ничто не противостоит Твоей власти, ибо Твой и наш Создатель, прославив Тебя как Свою Мать, рассматривает Твою славу как Свою собственную[24], а Сын, прославляясь через это, исполняет Твои просьбы так, как будто обязан Тебе[25]. Ведь, хотя Мария в неоплатном долгу перед Сыном за то, что Он избрал Её быть Его Матерью, нельзя отрицать и то, что Он обязан Ей своей человеческой природой. Поэтому Иисус отплачивает Марии так, будто обязан Ей, и, наслаждаясь Её славой, почитает Её особым образом, слушая и отвечая на Её просьбы».

Как же велико должно быть наше доверие этой Царице, когда мы знаем, что Она могущественна с Богом и в то же время щедра и полна милосердия — настолько, что нет на земле человека, которого не затронуло бы Её сострадание и покровительство. Пресвятая Дева сказала Святой Бригитте: «Я — Царица небесная и Мать Милосердия; Я — радость праведных и дверь к Богу для грешников. Нет на Земле грешника столь виновного, чтобы он был лишён Моего милосердия. Каждый, если даже кроме этого ничего больше не имеет через Моё посредничество, получает благодать быть менее искушаемым злыми духами, чем был бы без него»[26]. Она добавляет: «Никто, если только ему не был произнесён окончательный приговор (быть проклятым), не покинут Богом настолько, чтобы не вернуться к Нему, пусть только призовёт Меня на помощь — и насладится Его милосердием»[27]. «Все называют Меня Матерью Милосердия, и истинно милосердие Сына Моего к людям сделало Меня такой милостивой к ним»[28]. Она заканчивает словами: «Посему несчастен будет, и несчастен всю вечность, тот, кто в этой жизни, имея возможность призвать Меня, сострадающую всем и столь желающую помочь грешникам, не прибегнет к Моей помощи»[29].

Станем же всегда припадать к стопам самой чудесной Царицы, если уверены в своём спасении. А когда осознание собственных грехов страшит и приводит нас в уныние, будем вспоминать, что Мария стала Царицей Милосердия именно для того, чтобы спасать всеми покинутых величайших грешников, обращающихся к Ней. Они станут Её венцом на небесах, как говорит Её Божественный Супруг: «Со мною с Ливана, невеста! Со мною иди с Ливана, увенчанная… от логовищ львиных, от гор барсовых!»[30]. Что это за логовища львиные, если не несчастные грешники, души которых стали обителью греха, самого страшного из известных монстров? Аббат Руперт говорит Пресвятой Деве: «Этими душами, спасёнными Твоими усилиями, Ты будешь увенчана в небесах; ибо их спасение создаст диадему, достойную Тебя и подобающую Царице Милосердия»[31]. Приведённый ниже пример послужит иллюстрацией к этому.

ПРИМЕР

В житии Святой Екатерины, августинской монахини, мы читаем, что там, где она жила, была женщина по имени Мария, которая была грешницей и в юности, а в старости продолжала упорствовать в своих злых путях. За это она была изгнана из города и вынуждена была жить уединённо в пещере; там она умерла, частично из-за болезни, без Святых Таинств, а позже предана земле на поле, как животное. Сестра Екатерина, которая всегда предавала Богу души отверженных миром с величайшим рвением, услышав о несчастном конце этой бедной старушки, даже не подумала помолиться о ней, потому что думала о ней (как и все остальные) как о безнадёжно потерянной. И вот однажды, спустя четыре года, ей явилась страждущая душа и воскликнула: «Как ужасен мой жребий, сестра Екатерина! Ты предавала душу любого умершего Богу, и лишь к моей душе ты не имеешь сострадания». «Кто же ты?» — спросила слуга Божия. Она ответила: «Я та бедняга Мария, что умерла в пещере». «Ты спасена?» — удивилась Святая Екатерина. «Да, — ответила она, — по милости Пресвятой Девы Марии». «Как же?» «Когда я поняла, что умираю, такая грешная и всеми покинутая, я обратилась к Матери Божией и сказала Ей: «Госпожа, Ты прибежище покинутых, узри меня, брошенную всеми в этот час; Ты моя единственная надежда, Ты Одна можешь мне помочь». Пресвятая Дева обрела для меня благодать для совершения покаяния; я умерла спасённой, и моя Царица также обрела для меня благодать сокращения страданий, чтобы я, сильно страдая недолгое время, быстро прошла очищение, которое могло бы длиться много лет. Всего несколько Святых Месс нужны для моего избавления из Чистилища. Я прошу, чтобы за меня были отслужены три Святые Мессы и обещаю молиться Богу и Марии о тебе». Сестра Екатерина немедленно позаботилась, чтобы за неё были отслужены эти Святые Мессы, и через несколько дней эта душа явилась ей снова, сверкающей ярче солнца, и сказала: «Спасибо тебе, сестра Екатерина: теперь я иду в рай воспевать милосердие Божие и молиться о тебе».

МОЛИТВА

О Матерь Божия и Госпожа моя Мария, как убогий прокажённый и отвратительный негодяй предстаёт пред великой королевой, так и я предстаю пред Тобой, Царица неба и земли. С высоты престола Своего не презри, молю Тебя, взглянуть на меня, бедного грешника. Бог так обогатил Тебя, чтобы Ты могла помогать нуждающимся и соделал Тебя Царицей Милосердия, чтобы Ты могла помочь несчастным. Воззри же на меня и сжалься надо мной. Позаботься обо мне и не покидай меня, пока не превратишь меня, грешника, в святого человека. Я знаю, что не заслуживаю ничего хорошего, и даже наоборот, за свою неблагодарность заслуживаю лишения всех благодатей, которые благодаря Тебе получил от Господа. Но Ты, Матерь Милосердия, смотришь не на заслуги, а на страдания, чтобы помочь нуждающимся; а кто более несчастен и беден, чем я?

О славная Дева, я знаю, что Ты, Царица Вселенной, также и моя Царица. И я буду особенно стараться посвящать себя служению Тебе, чтобы Ты располагала мной, как Тебе заблагорассудится. Посему вместе со Святым Бонавентурой я говорю Тебе: о Госпожа, подчини меня Себе, целиком и полностью управляй мною и направляй меня. Не дозволь мне быть предоставленным самому себе[32]. Правь мной, моя Царица, и не предоставляй меня самому себе. Приказывай мне, используй, как желаешь, и наказывай меня, если я не подчиняюсь Тебе, ибо спасительны наказания, от Твоей руки приходящие. Я посчитаю бо́льшим даром позволение быть Твоим слугой, чем стать господином всего мира. «Твой я, спаси меня»[33]. Прими меня, о Мария, как своего, и позаботься о моём спасении, я принадлежу Тебе. Больше не хочу принадлежать себе, отдаюсь Тебе. И если доселе я плохо служил Тебе, упуская так много возможностей прославить Тебя, то отныне я присоединяюсь к самым любящим и верным Твоим слугам. С этого времени никто не превзойдёт меня в прославлении и любви к Тебе, о моя возлюбленная Царица. Я обещаю Тебе это и надеюсь с Твоей помощью исполнить. Аминь.


[1] Siquidem is ipse qui ex Virgine natus est, rex est, et ipse Dominus Deus. Eiusque gratia, quæ ipsum genuit, Regina, Domina et Deipara proprie ac vere prædicatur. — Sermo in Annuntionem Deiparæ / Athanasius Alexandrinus. Opera omnia. V. 2. Patavii, 1777, p. 341.

[2] Hæc autem Virgo in illo admirando consensu meruit […] dominum et primatum totius orbis. — Bernardinus Senensis. Opera omnia. V. 5. Florentia, 1956, p. 552.

[3] Nec a dominatione, vel potential filii mater potest esse sejuncta. Una est Mariæ et Christi caro […] filii gloriam cum matre non tam communem judico quam eamdem. — Ernaldus Bonævallis. Libellus de laudibus beatæ Mariæ Virginis / PL 189, col. 1730.

[4] Prædicabitur de te quod sis […] regina cælorum, totum jure possidens filii regnum. — In Cantica Canticorum. Lib. 3 / Rupertus Tuitiensis. Opera. T. 2. Köln, 1577, p. 30.

[5] Tot enim creaturæ serviunt gloriosæ Virgini Mariæ, quot serviunt Trinitati. Omnes, nempe, creaturæ […], sive spirituales, ut Angeli: sive rationales, ut homines, sive corporales, ut corpora cælestia, vel elementa, et omnia quæ sunt in cælo, et in terra: sive damnati, sive beati, quæ omnia sunt divina imperio subjugata, gloriosæ Virgini sunt subjecta. — De Nativitate beatæ Mariæ Virginis. Sermo 5, cap. 6 / Bernardinus Senensis. Opera omnia. T. 3. Venetiis, 1745, p. 92.

[6] Perge, Maria, perge secura in bonis Filii tui; fiducialiter age tanquam regina, mater Regis et sponsa. Requiem quærebas, sed amplioris gloriæ est, quod tibi debetur, regnum et potestas. — Guerricus Igniacensis. In Assumptione beatæ Mariæ. Sermo 3 / PL 185, col. 195.

[7] Hoc reges habent magnificum et ingens, nulla quod rapiet dies: prodesse miseris. — Seneca. Medea, 222–224: «Лишь одно дано / Вершить царям, чего не унесут года: / Несчастным помогать» (Пер. Е. Г. Рабинович).

[8] Duo hæc audivi: quia potestas Dei est, et tibi, Domine, misericordia. — Пс. 61, 12–13.

[9] Regnum quippe Dei consistit in potestate et misericordia […] potestate Domino remanente, cessit quodammodo misericordiæ pars Christi Matri sponsæque regnanti. — Tractatus 4 super Magnificat / Ioannes Gerson. Opera omnia. T. 4. Den Haag, 1728, p. 286.

[10] Summitatem ejus virgæ Virgo beata tetigit, quando filium Dei in utero concepit, et postmodum peperit; et sic dimidiam partem regni Dei impetravit, ut ipsa sit regna misericordiæ, cuius filius est Rex justitiæ. — In epistolas canonicas præfatio / Thomas Aquinas. In omnes Divi Pauli Apostoli Epistolas doctissima commentaria. Venetiis, 1562, p. 266.

[11] Deus, judicium tuum Regi da, et justitiam tuam filio Regis. — Пс. 71,1.

[12] Deus, judicium tuum Regi da, et misericordiam tuam Reginæ Matri ejus. — Psalterium Beatæ Mariæ Virginis, 71 / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis a S. Bonaventura editum. München, 1642, p. 110.

[13] Pater autem omne judicium dedit Filio (Ioan, 5), misericordiæ vero officium dedit Matri. — Mariale, cap. 127 / Ernestus Pragnensis. Mariale, sive liber de præcellentibus et eximiis Sancti Dei Genetricis Mariæ supra reliquas creaturas prærogativis. Pragæ, 1651.

[14] Unxit te Deus oleo lætitiæ. — Пс. 44,8.

[15] Maria plena est unctione misericordiæ, plena oleo pietatis. — Speculum Beatæ Mariæ Virginis, lect. 7 / Bonaventura. Opera. T. 13. Venetiis, 1756, p. 286.

[16] Ne putes quod animam tuam tantum liberes, quia in domo regis es præ cunctis Judæis. — Есф. 4,13.

[17] Quæ est petitio tua… Dona mihi… populum meum pro quo obsecro. — Есф. 7, 2–3.

[18] Lex clementiæ in lingua ejus. — Притч. 31, 26.

[19] Etiam in hoc convenienter vocatur “Regina misericordiæ”, quod divinæ pietatis abyssum cui vult, et quando vult, ac quomodo vult, creditur aperire, ut quivis enormis peccator non pereat, cui Sancta sanctorum patrocinii sui suffragia præstat. — In Antiphonam “Salve Regina”. Sermo 1 / Bernardus Clarævallensis. Opera omnia. V. 2. P. 2. Paris, 1839, col. 1444.

[20] [Mater Domini] quanto altior et sanctior est omni matre, tanto clementior et dulcior circa conversos peccatores et peccatrices. — Registrum 1, 47 / Bibliotheca rerum Germanicarum. T. 2. Monumenta Gregoriana. Berlin, 1865, p. 67–68.

[21] Quid Mariam accedere trepidet humana fragilitas? Nihil austerum in ea, nihil terribile, tota suavis est, omnibus offerens lac et lanam. — De Virgine Deipara. Sermo 1 / Bernardus Clarævallensis. Opera. T. 2. Lugduni, 1658, p. 124.

[22] Ita benigna est, ut neminem tristem redire sinat. Кн. 4, гл. 12.

[23] Tu es Regina misericordiæ, et qui misericordiæ subditi nisi miseri? Sed Regina misericordiæ es, et ego miserrimus peccatorum, subditorum maximus. Quemodo ergo, Domina, non exercebis in memetipsum tuæ miserationis affectum? — Stim. Am. p. 3 — Salv. Reg.

[24] Habes insuperabilem potentiam; habes vim in expugnabilem. Ne rogo multa nostra peccata, immensam tuæ miserationis vim superent… Nihil enim resistit tuæ potentiæ… quippe suam Filius tuus, tuam existimat gloriam. — Мол. на Успение Д. М.

[25] Eaque tanquam Filius exultans, postulata ceu debitor implet. — Ib.

[26] Ego Regina cœli, ego mater misericordiæ: ego justorum gaudium, et auditus peccatorum ad Deum. Nullus est adeo maledictus, qui quamdiu vivit careat misericordia mea; quia propter me levius tentatur a dæmonibus, quam alias tentaretur. — Откровения Святой Бригитты, кн. vi, гл. 10.

[27] Nullus ita alienatus est de Deo, nisi omnio fuerit maledictus, qui, si me invocaverit, non revertatur ad Deum, et habebit misericordiam. — Ib.

[28] Ego vocor ab omnibus mater misericordiæ, vere filia misericordia Filii mei misericordem me fecit. — Откровения Святой Бригитты, кн. ii, гл. 23.

[29] Ideo miser erit, qui ad misericordiam, cum possit, non accedit. — Ib.

[30] Veni de Libano, sponsa mea, veni de Libano, veni, coronaberis… de cubilibus leonum, de montibus pardorum. — Песн. 4, 8.

[31] De tantum leonum cubilibus taliorumque pardorum montibus tui, amica mea, coronaberis… Eorum salus corona tua erit. — In Cant., кн. iii.

[32] Domina, me tuæ dominatoni volo committere, ut me plenarie regas et gubernes. Non mihi me relinquas.

[33] Пс. 118, 94.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017 и № 2 (74) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s