Архив рубрики: Величие Марии

Раздел 4. Мария — Матерь кающихся грешников

ВЕЛИЧИЕ МАРИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О молитве «Salve, Regina»

В этой части рассматриваются многие обильные милости, которые Матерь Божия дарует своим почитателям (по молитве «Salve, Regina»).

ГЛАВА 1

Salve, Regina, Mater misericordiæ

Раздел 4. Мария — Матерь кающихся грешников

Мария заверила Святую Бригитту, что Она становится Матерью не только праведным и невинным, но и грешникам, если только они желают исправиться[1]. Когда грешник кается и бросается к Её ногам, то наша добрая Матерь Милосердия больше любой земной матери стремится обнять и помочь. Святой Григорий писал принцессе Матильде: «Положи конец желанию грешить, и я без сомнения обещаю, что Мария станет любить тебя сильнее матери по плоти»[2]. Но если кто-либо желает быть сыном нашей великой Матери, должен сначала оставить свои грехи, а затем уже надеяться быть принятым Ею как сын. Ричард, комментируя слова «Встают дети её…»[3], отмечает, что сначала идёт слово «встают»— surrexerunt, а потом «дети» — filii; потому что не может быть сыном Марии тот, кто прежде не поднимется из нечистоты, в которую впал. Ибо, говорит Святой Пётр Хрисолог, кто творит дела, противные деяниям Марии, тот своим поведением отрицает желание быть Её сыном[4]. Мария смиренна, станем ли мы гордиться? Мария чиста, можем ли мы быть не таковыми? Мария полна любви, станем ли мы ненавидеть ближнего? Кто отрицает Её своей жизнью, тот доказывает, что не является и не желает быть сыном нашей святой Матери. «Сыны Марии, — повторяет Ричард Святого Лаврентия, — Её подобия в чистоте, смирении, мягкости, милосердии»[5]. И как может тот, кто отрицает Её своей жизнью, осмелиться назвать себя сыном Марии? Один грешник однажды сказал Марии: «Прояви Себя как Мать», но Пресвятая Дева ответила ему: «Покажи, что ты мой сын»[6]. Другой, призывая Божественную Мать, называл Её Матерью Милосердия. Но Мария сказала ему: «Вы, грешники, когда ждёте от Меня помощи, то называете Матерью Милосердия, но своими грехами вы делаете Меня матерью страданий и горя». «…Проклят от Господа раздражающий мать свою»[7]. Ричард отмечает, что здесь речь идёт о Марии. Бог проклинает всякого, кто огорчает Его Мать своей плохой жизнью и упорствует в своих грехах.

Я пишу об упорстве, потому что, когда грешник, который, может, ещё и не оставил своих грехов, делает усилие, чтобы покончить с ними и ищет помощи у Марии, эта Мать не откажет ему в помощи и приведёт его к Божией благодати. Так, Святая Бригитта однажды узнала от Самого Иисуса Христа, что Он, говоря со Своей Матерью, сказал: «Ты помогаешь тем, кто стремится вернуться к Богу, и не оставляешь ни одну душу без утешения»[8]. Пока грешник упрямится, Мария не может любить его; но если он, понимая, что порабощён какой-либо страстью, которая делает его рабом греха, поручит себя Пресвятой Деве и будет умолять Её, с уверенностью и настойчивым желанием спастись от своего греха, то наша добрая Мать не замедлит протянуть Свою могущественную руку и освободить от цепей, обезопасить от вечной смерти. Учение о том, что, будто бы все молитвы и деяния, совершённые в состоянии разделения с Богом посредством греха, грешны, было осуждено Тридентским Собором[9]. Святой Бернард говорит, что, хотя молитва грешника лишена красоты, ибо не украшена любовью, всё же полезна для освобождения от греха[10]. Святой Фома учит[11], что, хотя в молитве грешника нет никакой заслуги, она служит обретению благодати прощения; ибо сила её обретения основана не на достоинстве молящегося, а на Божественной щедрости и на заслугах и обещаниях Иисуса Христа, сказавшего: «Всякий просящий получает»[12]. То же можно сказать о молитвах к Божественной Матери. «Если молящийся, — говорит Святой Ансельм, — не заслуживает быть услышанным, то он будет услышан благодаря заслугам Марии, Которой он поручает себя[13]». Отсюда Святой Бернард увещевает каждого грешника молиться Марии с великим упованием, потому что, если он не заслуживает того, что просит, Мария через Свои заслуги обретёт для него благодати, о которых он просит Бога[14]. «Добрая мать, — говорит тот же святой, — всегда сделает следующее: если она будет знать, что двое её сыновей стали заклятыми врагами и один покушается на жизнь другого, то постарается любыми способами умиротворить их. Так, Мария является Матерью Иисуса и людей; когда Она видит, как кто-то становится врагом Иисуса Христа из-за своих грехов, Она не может стерпеть этого и прилагает все усилия для их примирения»[15]. Наша самая снисходительная Госпожа требует от грешника лишь отдаться Ей и иметь намерение исправиться. Когда Она видит грешника, припадающего к Её ногам, чтобы молить о милости, Она не смотрит на бремя его грехов, а только на намерение, с которым он пришёл. Если он приходит с хорошими намерениями, то, даже если бы он совершил все на свете грехи, Она обнимет его как самая любящая Мать и снизойдёт, чтобы исцелить все раны его души. Ибо мы не только называем Её Матерью милосердия, Она действительно является таковой, проявляя любовь и нежность, приходя нам на помощь. Пресвятая Дева сказала об этом Святой Бригитте: «Какими бы ни были грехи людей, когда они обращаются ко Мне, Я готова сразу же принять их; не думаю Я и о том, как долго кто-либо грешил, но с каким намерением пришёл; я не пренебрегу смягчить и исцелить его раны, ибо Меня и называют, и Я истинно являюсь, Матерью милосердия»[16].

«Христос и хананеянка» (ит.: Cristo e la cananea), Джованни Гаспарро, 101х151 (см), масло на холсте, 2013.

Мария — Матерь грешников, желающих обратиться, и как мать Она не может не сострадать им, так что даже кажется, что Она воспринимает воздыхания своих бедных детей как Свои собственные. Когда женщина-хананеянка умоляла Иисуса Христа освободить её дочь от беса, который мучал её, она сказала: «Помилуй меня, Господи, Сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется»[17]. Учитывая, что не мать, а дочь была мучима дьяволом, кажется, что она должна была сказать: «Господи, помилуй мою дочь», — а не: «Помилуй меня». Но нет, она говорит: «Помилуй меня», — и не без смысла, ибо все несчастья детей матери ощущают как собственные. «Точно так же и Мария молится Богу, — говорит Ричард Святого Лаврентия, — когда Она предаёт Ему грешника, отдавшегося Ей: «Помилуй меня». Это то же, как если бы Она сказала Ему: «Мой Господь, это несчастное создание, находящееся во грехе — Моё дитя; помилуй его, даже не столько его, сколько Меня, его Мать». О, если бы все грешники прибегали к этой нежной Матери! Тогда все точно были бы прощены Богом. Святой Бонавентура восхищённо восклицает: «О Мария, Ты объемлешь материнской любовью грешника, отвергнутого всем миром, и не покидаешь его, пока не примиришь несчастное создание с его Судьёй»[18]. Святой хотел сказать этим, что грешник, который остаётся во грехе, ненавидим и отвергаем всеми; даже неодушевлённые твари, огонь, воздух и земля, будут наказывать его, чтобы восстановить честь своего поруганного Господа. Но если этот негодяй прибегнет к Марии, прогонит ли Она его от себя? Нет: если он приходит просить о помощи и желает исправиться, Она объемлет его материнской любовью и не покидает, пока не примирит его с Богом через Своё могущественное посредничество, пока не восстановит его в Его благодати.

Мы читаем во Второй Книге Царств, как одна умная женщина из Фекойи сказала Давиду: «У рабы твоей было два сына; они поссорились в поле, и некому было разнять их, и поразил один другого и умертвил его. И вот, восстало всё родство на рабу твою, и говорят: «Отдай убийцу брата своего; мы убьём его за душу брата его, которую он погубил»…»[19]. Давид сжалился над ней, повелел освободить преступника и вернуть его ей. Кажется, что Мария просит того же, когда Бог гневается на грешника, который обратился к Ней. Она говорит Ему: «О мой Боже, у меня двое сыновей, Иисус и человечество; люди убили моего Иисуса на кресте; Твоё правосудие теперь приговорит их; о мой Господь, мой Иисус умер; будь милостив ко Мне, Я потеряла одного, не обрекай меня потерять и другого». Ну конечно же Бог не приговорит грешника, обратившегося за помощью к Марии, того, за которого Она молится; ибо Бог Сам дал этих грешников Ей в качестве детей.

Йоханнес Юстус из Ландсберга влагает в уста Господа такие слова: «Я поручил грешников Марии в качестве Её детей. Отсюда Она так бдительна в совершении Своего служения, что никому из доверенных Её заботе не позволяет потеряться, особенно тем, кто призывает Её и использует всё Её могущество, чтобы вернуться ко Мне». Блосиус говорит: «И кто может описать благость, милосердие, верность и милосердие, с которыми наша Мать стремиться спасти нас, когда мы призываем Её на помощь?». Слова Святого Бернарда дополняют это: «Давайте же распрострёмся пред нашей доброй Матерью, припадём к Её святым стопам и не покинем Её, пока Она не даст нам Своё благословение, пока не примет нас как Своих детей»[20]. «Кто может разрушить доброту нашей Матери? — говорит Святой Бонавентура. — Хотя Она должна была бы умертвить меня, Я буду надеяться на Неё; и, отдаваясь своей надежде, я умру перед Её образом и буду спасён»[21]. И так должен говорить каждый грешник, ищущий помощи у нашей доброй Матери: «О моя Госпожа и Мать, за свои грехи я заслуживаю того, чтобы Ты изгнала меня из Своего присутствия и наказала за них; но, если бы даже Ты отринула меня и умертвила, я никогда не потеряю надежду на Тебя и Твоё могущество, спасающее меня. Я всецело полагаюсь на Тебя, и если моя судьба — умереть у одного из Твоих образов, поручая себя Твоему состраданию, то Я буду иметь твёрдую надежду на спасение и на то, что пойду славить Тебя в Небеса, в единстве со всеми слугами Твоими, призывавшими Тебя на помощь при смерти, и спасшимися». Пусть читатель, прочитав приведённый ниже пример, решит, может ли хоть какой-то грешник уничтожить любовь и милосердие нашей доброй Матери, если уже обратился к Ней за помощью.

«Пир Авессалома», Никколо де Симоне, ок. 1650.

ПРИМЕР

Доминиканский монах Винсент из Бове рассказывает, что в одном английском городке в 1430 году был молодой дворянин по имени Эрнест, который раздал своё наследство нищим и стал монахом. В монастыре он вёл столь святую жизнь, что его высоко ценили настоятели, в частности, за его особое почитание Пресвятой Девы. В городе разразилась чума, и горожане пришли в монастырь, чтобы попросить монахов молиться. Настоятель приказал Эрнесту пойти молиться перед алтарём Марии и не переставать, пока Она не ответит ему. Юноша оставался там три дня и получил от Марии в ответ несколько молитв, которыми нужно было помолиться. Эти молитвы были прочитаны, и чума отступила. После этого юноша стал менее ревностен в своём почитании Марии; дьявол искушал его многим, особенно стараясь вовлечь в нечистоту, а также желанием убежать из монастыря. Вместо того, чтобы предать себя в руки Марии, он решил убежать, прыгнув со стены монастыря. Но, когда он проходил мимо образа Пресвятой Девы в коридоре, Матерь Божия заговорила с ним и сказала: «Сын Мой, почему ты покидаешь Меня?». Эрнест был очень удивлён и, исполнившись раскаяния, упал наземь, говоря: «Моя Госпожа, вот, у меня не было сил противостоять искушению, почему Ты не помогла мне?». И Она ответила: «Почему ты не призвал Меня? Если бы ты взыскал Моей защиты, ты бы не дошёл до этого; с этого дня доверяйся Мне и полагайся на Меня». Эрнест вернулся в свою келью; но искушения возобновились, и он опять пренебрёг тем, чтобы позвать Марию на помощь. В конце концов, он сбежал из монастыря и стал вести плохую жизнь, совершая один грех за другим, пока не стал убийцей. Он снимал трактир, где ночью убивал несчастных путешественников и забирал всё, что у них было. Однажды ночью, среди прочих, он убил двоюродного брата человека, управляющего тем местом, который после расследования и суда приговорил его к повешению. В ходе расследования в трактир прибыл молодой путешественник, и хозяин, как обычно, замышлял войти в его комнату и убить его. Приблизившись к кровати, он не нашёл юношу. На его месте лежал Христос на Кресте, покрытый ранами. Господь, сострадательно посмотрев на него, сказал: «Не достаточно ли для тебя, что Я уже однажды умер за тебя? Желаешь ли ты убить Меня снова? Сделай же это, подними руку и убей Меня!» Несчастный Эрнест, придя в замешательство, стал плакать и воскликнул: «О Господь, я готов вернуться к Тебе, явившему мне столько милости». Он немедленно покинул трактир, чтобы вернуться в монастырь и исправить содеянное; но его поймали по дороге и привели к судье, которому он признался во всех своих преступлениях. Его сразу же приговорили к смерти, даже не дав времени на Исповедь. Он доверился Марии. Он был повешен, но Пресвятая Дева предотвратила его смерть. Она лично освободила его и сказала: «Возвращайся в монастырь, совершай покаяние; и когда увидишь в Моей руке бумагу с прощением твоих грехов, то будь готов умереть». Эрнест вернулся и, поговорив с аббатом, стал совершать великое покаяние. Через много лет он увидел в руке Марии бумагу, в которой было написано о прощении его грехов; он приготовился к своему концу и умер святой смертью.

МОЛИТВА

О Мария, верховная владычица, достойнейшая Мать моего Бога, Пресвятая Мария! Осознавая свою низость от бремени грехов, я не осмеливаюсь приблизиться к Тебе и назвать Тебя Матерью. Но я не могу допустить, чтобы это лишило меня утешения и упования, которое я нахожу, называя Тебя Матерью. Я знаю, что заслуживаю быть отвергнутым Тобой, но молюсь Тебе, чтобы поразмышлять, что Твой Сын Иисус сделал и как страдал за меня; затем прогони меня от Себя, если Ты можешь. Я бедный грешник, который более других презрел Божественное Величество; но зло уже содеяно. У Тебя ищу я помощи: если можешь, помоги мне; о Мать моя, помоги мне. Не говори, что не можешь помочь мне, ибо я знаю, что Ты всемогуща и получаешь от Бога, что бы ни пожелала. Если Ты скажешь, что Ты не можешь помочь мне, то хотя бы скажи, у кого мне просить помощи в моём горе. Вместе со Святым Ансельмом я скажу Тебе и Твоему Сыну: «Сжалься надо мной, о Ты, мой Искупитель, и прости меня Ты, моя Мать, и говори в пользу моего прощения; или наставь меня, у кого просить помощи, кто же более сострадателен, чем Ты, и на кого я могу более уповать?» Нет, ни на Небесах, ни на Земле не смогу я найти того, у кого больше сострадания к несчастным и кто может помочь мне больше, чем Ты. О Иисус, Ты мой Отец, и Ты, о Мария, — моя Мать. Вы любите самых испорченных и желаете их спасти. Я достоин ада, и из всех существ я самый жалкий; Вам не нужно искать меня, и я не прошу об этом; я предоставляю Вам себя с надеждой, что не буду Вами отвергнут. Вот, я у Ваших ног; мой Иисус, прости меня; Мария, помоги мне.


[1] Ego sum quasi mater omnium peccatorum volentium se emendare. — Откр. Святой Бригитты, кн. 4, гл. 138.

[2] Pone finem a voluntate peccandi, et invenies Mariam — indubitanter promitto — promptiorem carnali matre in tui dilectione. — Святой Григорий, Registrum, кн. 1, Послание 47, ad Comitissam Mathildem.

[3] Surrexerunt filii ejus. Притч 31,28.

[4] Qui genitoris non facit opera, negat genus. — Святой Пётр Хрисолог, проп. 123.

[5] Filii Mariæ imitatores ejus, in castitate, humilitate, mansuetudine, misericordia. — Ричард Святого Лаврентия, Похвала Д. М.

[6] Monstra te esse matrem. Monstra te esse filium. — В. Пелбартус, Stellarium coronæ gloriosissimæ Virginis, кн. 12, р. 3/7.

[7] Maledictus a Deo qui exasperat matrem suam. — По Вульг.: Eccl 3,18.

[8] Conanti surgere ad Deum tribuis auxilium, et neminem relinquis vacuum a tua consolatione. Откр. Святой Бригитты, Кн. 3, гл. 19.

[9] Сессия 6, кан. 7.

[10] Святой Бернард, Sermones de diversis, проп. 81.

[11] Святой Фома, Сумма Теологии, Ia, IIæ, 178/2/1.

[12] Omnis enim qui petit, accipit. Лк 11,10.

[13] Et si merita invocantis non merentur, ut exaudiatur, merita tamen Matris intercedunt, utexaudiatur. Эдмерус Кентерберийский, Liber de excellentia B. Mariæ, гл. 6.

[14] Quia indignus erat, cui donaretur, datum est Mariæ, ut per illam acciperes quicquid haberes. — Святой Бернард, Проп. 3 на Навечерие Рождества.

[15] Oh felix Maria, tu mater rei, tu mater judicis; cum sis mater utriusque, discordias inter tuos filios nequis sustinere. Святой Бернард, Depr. ad V.

[16] Quantum cumque homo peccat, statim parata sum recipere revertentem; nec attendo quantum peccaverit, sed cum quali intentione redit; nam non dedignor ejus plagas ungere, et sanare, quia vocor et vere sum mater misericordiæ. — Откр. Святой Бригитты, 1/23.

[17] Miserere mei, Domine, Filii David; filia mea male a demonio vexatur. Мф 15,22.

[18] Maria, tu peccatorem toti mundo despectum materno affectu complecteris, foves, nec deseris, quousque horrendo judici miserum reconcilies. — Spec. B. V., лекция V.

[19] 2 Цар 14, 6–7.

[20] Beatis illius pedibus persolvamur; teneamus eam, nec dimittamus donec benedixerit nes. — См. Sign, Mag. Святого Бернарда.

[21] Etiamsi occiderit me, sperabo in eam; et totus confidens juxta ejus imaginem mori desidero, et salvus ero. — Святой Бонавентура. Stimulus amoris, ч. 3, гл. 12.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 3 (75) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Картины Джованни Гаспарро являются объектом авторского права и публикуются исключительно с личного разрешения мастера.

Раздел 3. Как велика любовь нашей Матери к нам

ВЕЛИЧИЕ МАРИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О молитве «Salve, Regina»

В этой части рассматриваются многие обильные милости, которые Матерь Божия дарует своим почитателям (по молитве «Salve, Regina»).

ГЛАВА 1

Salve, Regina, Mater misericordiæ

Раздел 3. Как велика любовь нашей Матери к нам

Итак, если Мария — наша Мать, давайте осознаем, как сильно Она любит нас. Любовь родителей к детям неотъемлема по природе, и поэтому, как отмечает Святой Фома, детям заповедано Богом любить родителей. Для родителей нет заповеди любить детей, ибо любовь к собственным отпрыскам по природе так глубоко сокрыта в сердцах, что, как отмечает Святой Амвросий, любая мать подвергнет себя опасности ради детей и даже самые грозные хищники не могут не любить своих малышей[1]. Говорят, что даже тигры, услышав крики своих детёнышей, похищенных охотниками, прыгают в море и плывут за лодками, на которых их везут. Так если даже тигры не оставляют своих детей, как могу Я, — говорит наша любящая Мать Мария, — перестать любить вас, дети Мои? Но если даже мать забудет своё дитя, Я не забуду о том, кто стал Моим ребёнком. «Забудет ли женщина грудное дитя своё, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя»[2].

«Даже самые грозные хищники не могут не любить своих малышей».

Мария — наша Мать, как мы уже отмечали, не по плоти, но по любви: «Я матерь прекрасной любви»[3]. Отсюда следует, что Она становится нашей Матерью уже из-за того только, что так сильно любит нас, и заслуживает прославления как Матерь Любви, потому как Она всецело состоит из любви к тем, которых усыновила[4]. Кто может описать любовь Марии к нам, бедным грешникам? Арнольд Шартрский говорит, что, когда умирал Иисус Христос, Она страстно желала умереть вместе с Сыном, из любви к нам[5]. Это желание было столь велико, что когда Её Сын умирал на кресте, добавляет Святой Амвросий, Мария предлагала палачам Свою жизнь, желая умереть за нас.

Давайте рассмотрим причины этой любви, чтобы лучше понять, как наша добрая Мать любит нас. Первая причина Её любви к людям — это Её великая любовь к Богу. Любовь к Богу и человеку заключается в заповеди, записанной Святым Иоанном: «Мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего»[6]. Если растёт одна любовь, растёт и другая. Чего только не делали святые из любви к ближним потому, что Бога любили ещё больше! В своей любви они заходили так далеко, что были готовы лишиться свободы, и даже жизни, ради их спасения. Почитайте хотя бы отчёт о трудах Святого Франциска Ксаверия в Индии, где он, чтобы помочь душам этих несчастных язычников и привести их к Богу, сотни раз подвергался опасностям, карабкаясь по горам и выискивая этих несчастных по пещерам, в которых они жили, как дикие звери. Посмотрите на Святого Франциска Сальского, который ради обращения еретиков провинции Шабле целый год каждое утро рисковал жизнью, с большими опасностями пересекая реку, чтобы проповедовать на другой стороне упорствовавшим в своих заблуждениях. Святой Паулин стал рабом, чтобы обрести свободу сыну бедной вдовы. Святой Фиделий, желая обратить еретиков к Богу, охотно согласился проповедовать им, хотя знал, что это будет стоить ему жизни. Итак, святые из любви к Богу проявляли великую любовь к ближнему. Но кто любил Бога больше, чем Мария? С первого мгновения Своей жизни Она любила Бога больше, чем все святые и ангелы, вместе взятые, любили Его на протяжении своих жизней — это для понимания длительности, когда мы говорим о добродетелях Марии. Пресвятая Дева открыла сестре Марии Иисуса Распятого, что огонь любви к Богу, который горел в Ней, был столь велик, что он мог бы в одно мгновение воспламенить небеса и землю, и что по сравнению с этим огнём всё пламя горящей любви серафимов было лишь прохладным ветерком. Поэтому, раз даже среди блаженных духов нет никого, кто любит Бога более, нежели Мария, то и не может быть никого, кроме Бога, кто бы любил нас больше, чем наша любящая Мать. Если взять всю любовь всех матерей к детям, всех мужей к жёнам, всех святых и ангелов к своим преданным слугам, она всё равно не будет так велика, как любовь Марии всего к одной душе. Отец Ниремберг говорит, что любовь всех матерей к детям — лишь тень по сравнению с любовью, которую Мария имеет к любому из нас и что Она единственная истинно любит нас более, чем все ангелы и святые вместе взятые. Более того, наша Мать любит нас настолько сильно потому, что нас передал Ей в качестве детей Её любимый Иисус, когда, умирая, сказал: «Жено! Се, сын Твой»[7], в лице Иоанна имея в виду всё человечество, как мы обозначили выше. Это были последние слова Сына, обращённые к Ней. Мы очень ценим воспоминания о последних мгновениях, проведённых с любимыми перед их смертью, и об их наставлениях, они никогда не забываются. Но, опять же, мы исключительно дороги Марии ввиду страданий, которых мы Ей стоили; матери очень сильно любят детей, сохранение жизней которых досталось с большим трудом и страданиями, а мы и есть такие дети. Мария, чтобы мы жили по благодати, пережила величайшую боль, когда Сын умирал у Неё на глазах, жестоко мучаясь. Из-за этой жертвы мы для Неё стали очень дорогими, наше искупление досталось Ей ценой неимоверных страданий. То же мы читаем о любви предвечного Отца, Который продемонстрировал её людям, отдав Своего Сына на смерть за нас: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного…»[8] Как отмечает Святой Бонавентура, о Марии тоже можно сказать, что Она так возлюбила нас, что отдала Сына Своего Единородного. Когда Она отдала Его нам? «Она сделала это, — говорит отец Ниремберг, — когда впервые согласилась с Его смертью». Она отдала Его нам из любви, тогда как другие покинули Его из ненависти или от страха, и Она одна могла бы защитить перед судьями жизнь Своего Сына. Легко представить, что слова столь мудрой и любящей Матери имели бы большую силу, хотя бы перед Пилатом, чтобы уговорить его отказаться от смертного приговора Человеку, Которого он знал и признал невиновным. Но нет, Мария не промолвила ни слова, чтобы предотвратить смерть Сына, потому что от Неё зависело наше спасение; наконец, Она вновь отдала Его нам у подножия креста в те три часа, когда наблюдала за Его смертью. В тот момент Она пожертвовала для нас Его жизнь, глубоко скорбя и с огромной любовью к нам, ценой великого горя и страданий и с такой твёрдостью, что если бы палачи захотели, как говорят нам Святой Ансельм и Святой Антоний, Она бы Сама распяла Его в послушании воле Отца, Который определил Ему умереть за наше спасение. И если Авраам показал схожую стойкость, согласившись собственными руками принести в жертву своего сына, то мы должны верить, что Мария определённо сделала бы то же самое, с ещё большей решительностью, потому что Она была более свята и покорна Богу, чем Авраам. Но вернёмся к нашей теме. Как мы должны быть благодарны Марии за такое проявление любви, за то, что Она, так мучаясь, принесла в жертву жизнь Своего Сына за наше спасение! Господь действительно хорошо наградил Авраама за жертву, которую тот был готов принести, за готовность пожертвовать сына, Исаака. Но как мы можем воздать Марии за жизнь Её Сына, Иисуса? Ибо Она отдала нам Сына более великого и возлюбленного, чем сын Авраама. Эта любовь Марии, говорит Святой Бонавентура, весьма обязывает нас любить Её, любящую нас более, чем кто-либо другой; отдавшую нам Своего единственного Сына, Которого Она любила больше, чем Себя. Отсюда вытекает ещё одна причина любви Марии к нам: Она знает, что мы куплены смертью Иисуса Христа. Если мать узнает, что её любимый сын выкупил слугу ценой двадцати лет заключения и страданий, как будет она дорожить этим слугой! Мария хорошо знает, что Её Сын пришёл на Землю только для того, чтобы спасти несчастных грешников, как Он Сам и сказал: «Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее»[9]. И для этого Он согласился отдать за нас Свою жизнь: «Смирил Себя, быв послушным, даже до смерти…»[10] Если бы Мария не имела к нам большой любви, то получается, что Она не ценила бы Кровь Своего Сына, которая была ценой за наше спасение. Святой Елизавете Венгерской было открыто, что Мария со времени пребывания во храме всегда молила Бога, чтобы Он поскорее послал Своего Сына спасти нас. Насколько же сильнее мы должны верить, что Она любит нас, понимая, что Она знает, как высоко ценит нас Её Сын, удостоивший нас быть искуплёнными такой ценой.

Все люди были искуплены Иисусом, и поэтому Мария всех любит и благоволит ко всем. Святой Иоанн видел Её облечённой в солнце: «И явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце»[11].

«И явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце» («Непорочное Зачатие», Джованни Баттиста Тьеполо, 1767–1769).

О Ней сказано так потому, что, как «ничто не укрыто от теплоты его [солнца]»[12], так нет и живущего на Земле, лишённого любви Марии. «От его теплоты, то есть от любви Марии»[13] — дополняет Блаженный Раймонд Джордано. «О, кто может вообразить, — восклицает Святой Антоний, — какова забота нашей любящей Матери о нас! Она всем предлагает и подаёт Своё милосердие»[14]. Ибо наша Мать желала всем спасения и объединялась со Своим Сыном ради его обретения. Как утверждает Святой Бернард, Она определённо заботилась обо всём человечестве[15].

Некоторые преданные слуги Марии, как рассказывает Корнелий[16], имеют благочестивую привычку так молиться Богу: «О Господь, даруй мне то, что Пресвятая Дева Мария просит для меня»[17]. «Несомненно, — добавляет тот же автор, — что наша Мать желает для нас лучшего, чем мы могли бы сами пожелать»[18]. Благочестивый автор Бернардин де Бусти говорит, что Мария желает делать нам добро и подаёт нам благодати намного больше, чем мы сами могли бы получить[19]. По этому поводу Святой Альберт Великий применяет к Марии слова Книги Премудрости Соломона: «Легко созерцается любящими её и обретается ищущими её; она даже упреждает желающих познать её»[20]. Мария предвидит, кто будет прибегать к Ней, и даёт им найти Себя ещё до того, как они начинают искать. «Любовь, которую наша добрая Мать имеет к нам, так велика, — говорит Ричард Святого Лаврентия, — что, как только Она видит, что мы нуждаемся в чём-либо, сразу спешит помочь. Она приходит раньше, чем Её позовут[21]».

Итак, раз Мария так добра ко всем, даже неблагодарным и нерадивым, которые не имеют к Ней большой любви и редко обращаются к Ней, то насколько же более любящей Она будет к тем, кто любит Её и часто зовёт Её! «Легко находится ищущим Её». Святой Альберт добавляет: «О, как легко любящим Марию найти Её, и найти полной сострадания и любви!» Говоря словами Книги Притчей: «Любящих меня я люблю, и ищущие меня найдут меня»[22]. Она провозглашает, что не может не любить тех, кто любит Её, и, хотя самая любящая Дева любит всех как своих детей, всё же тех, кто нежно любит Её, Она любит особым образом. Блаженный Раймонд Джордано утверждает, что Мария не просто любит счастливчиков, любящих Её, Она служит им, ибо, кто находит Пресвятую Деву Марию, обретает всё[23].

В Хрониках доминиканцев рассказывается, что один из братьев по имени Леонард каждый день двести раз предавал себя Матери Милосердия и когда его поразила предсмертная болезнь, он увидел прекраснейшую Царицу рядом, говорящую: «Леонард, умрёшь ли ты, чтобы пребывать с моим Сыном и со Мной?» «А кто ты?» «Я Матерь Милосердия, ты столько раз призывал Меня, вот, Я пришла забрать тебя; давай вместе пойдём в рай». В тот же день Леонард умер и, полагаем, последовал за Ней в царство блаженных.

«О наимилейшая Мария! — восклицает брат-иезуит Иоанн Берхманс. — Блажен, кто любит Тебя! Если я люблю Марию, я не напрасно настойчив и получу от Бога, чего бы ни пожелал». Этот благочестивый молодой человек никогда не уставал обновлять свою интенцию, повторяя себе: «Я буду любить Марию, буду любить Марию».

О, насколько наша добрая Мать превосходит в любви всех своих детей, даже если они любят Её из последних сил! «Мария всегда любит больше, чем любящие Её», — говорит святой мученик Игнатий. Давайте любить Её, как Святой Станислав Костка, который любил свою дорогую Мать так нежно, что, когда говорил о Ней, каждый слышащий его также желал любить Её. Он придумывал новые титулы, которыми прославлял Её имя; он никогда ничего не делал, не обратившись к Её образу с просьбой о благословении. Когда он читал Священный Розарий и другие молитвы, он повторял их с такой нежной искренностью, что казалось, что он говорит с Марией лицом к лицу. Когда он слышал, как поют Salve Regina, то и его душа, и даже выражение лица, загорались от любви. Когда однажды отец-иезуит, который направлялся с ним посетить образ Пресвятой Девы, спросил его, насколько он любит Марию, он ответил: «Отче, что я могу сказать? Она моя Мать». Этот отец говорит, что святой юноша произнёс эти слова с такой нежностью в голосе, с таким выражением лица, настолько сердечно, что казалось, что это уже не молодой человек, а, скорее, ангел говорит о любви к Марии.

Святой Станислав Костка SJ общается со своей Матерью (автор и дата создания гравюры неизвестны).

Давайте любить Её так, как Блаженный Герман, который называл Её своей возлюбленной супругой и был удостоен Марией того же титула. Давайте любить Её, как Святой Филипп Нери, который ощущал утешение от одной мысли о Марии и поэтому называл Её «моя радость». Давайте любить Её, как Святой Бонавентура, который не только называл Её своей Госпожой и Матерью, но также, чтобы показать, как нежно он любит Её, даже стал называть Её своим сердцем и душой: «Радуйся, Госпожа моя, Мать моя; даже больше — сердце моё, душа моя!»[24] Давайте любить Её, как Её великий почитатель Святой Бернард, который называл Её похитительницей сердец, желая выразить свою жгучую любовь: «Не похитила ли Ты, Госпожа, моё сердце?»[25] Давайте называть Её своей любимой Госпожой, как Святой Бернардин Сиенский, каждый день навещавший Её святой образ, чтобы засвидетельствовать свою любовь в нежных беседах, которые он вёл со своей Царицей. Когда его спрашивали, куда он каждый день ходит, он отвечал, что ходит к своей возлюбленной. Пусть все любят Её, как Святой Алоизий Гонзага, непрестанно носивший в сердце такую великую любовь к Марии, что, когда до него долетал сладкий звук имени его дорогой Матери, сердце его воспламенялось и все ощущали это пламя, исходящее от его сияющего лица. Давайте любить Её, как Святой Франсиско Солано, который, будучи поглощён святой страстью, иногда ходил с музыкальным инструментом к Её образу, говоря, что он, как и земные влюблённые, пел серенады своей возлюбленной Царице.

Святой Алоизий Гонзага SJ коронуется Пресвятой Девой Марией (автор неизвестен, 1750, изображение находится в костёле г. Сарлейнсбаха, Верхняя Австрия).

Давайте любить Её, как многие Её слуги любили Её, хоть и не имели возможности оставить свидетельство своей любви к Ней. Отец-иезуит Иероним из Трексо радовался называть себя рабом Марии и в знак своего рабства часто ходил в храмы, освящённые в Её честь. Подходя к храму, он обильно проливал слёзы нежной любви к Марии; затем он распростирался, слизывал их и тёрся лицом о пол, тысячу раз целуя его, ибо это был дом его любимой Госпожи. Отец Диего Мартинес из того же Общества за свою преданность нашей Госпоже на праздники, посвящённые Марии, восхищался ангелами в небесах, чтобы он мог увидеть, как они воздавали Ей честь. Он говорил: «Если бы у меня были сердца всех ангелов и святых, чтобы любить Марию, как они; если бы у меня были жизни всех людей, чтобы каждую из них посвятить любви Марии!» Пусть все любят Её, как Карл, сын Святой Бригитты, который говорил, что ничто в мире не утешает его так, как мысль о том, как сильно Бог возлюбил Марию; он добавлял, что лучше принял бы любое страдание, чем, если бы такое было возможно, Она потеряла бы малейшую частичку Своего величия; и если бы у него было такое величие, он бы отказался от него в Её пользу, ибо Она стократ достойней величия. Возжелаем же пожертвовать своими жизнями, свидетельствуя о любви к Марии, как желал Альфонсо Родригес. Давайте любить Её, как монах Франческо Бинанзио и Радегунда, жена короля Хлотаря, которые даже вырезали у себя на груди острыми инструментами имя любимой Марии; или как те, кто отпечатывал это имя калёным железом, чтобы оно отпечаталось чётче и оставалось дольше, как сделали её преданные слуги, иезуиты Баттиста Арчинто и Агостино д’Эспиноза.

Давайте, наконец, делать или желать делать всё, что может делать влюблённый, который хочет, чтобы любимый человек узнал о его чувствах. Но будьте уверены, любящие Марию никогда не сравнятся в любви с Ней. Святой Пётр Дамиани говорит: «Знаю, о Госпожа, что Ты самая любящая и любовь Твоя непобедима»[26]. Ты любишь больше, чем любящие Тебя, Твоя любовь непревзойдённая. Однажды Блаженный Альфонсо Родригес из Общества Иисуса, распростёршись перед образом Марии, воспылал любовью к Пресвятой Деве и разразился восклицанием: «О наилюбимейшая Мать, я знаю, что Ты любишь меня, но Ты не любишь меня настолько сильно, как я Тебя». Это было обидно и ранило, и Она ответила ему прямо с иконы: «Что ты говоришь, что говоришь, Альфонсо? О, насколько больше Моя любовь к тебе, чем твоя ко Мне! Знай, что небо и земля не так далеки, как разница между Моей любовью и твоей».

Прав был Святой Бонавентура, восклицая: «Блаженны, кому выпало счастье быть верными слугами и возлюбленными самой любящей Матери». Ибо Её никто из Её преданных слуг не превзойдёт в любви. Мария в этом отношении подражает нашему возлюбленному Искупителю Иисусу Христу, Своим покровительством вдвойне воздавая любящим Её. Со Святым Ансельмом я воскликну: «Да томится сердце моё, да истаивает и поглощается душа моя Вашей любовью, о мой возлюбленный Спаситель Иисус и моя дорогая Мать Мария! Но без благодати я не могу любить Вас, даруйте, Иисус и Мария, благодать душе моей, не по моим заслугам, но по Вашим, даруйте благодать любить Вас, как Вы того заслуживаете. О Бог, возлюбивший человека, Ты умер за Своих врагов, неужели откажешь в благодати просящему любить Тебя и Твою Мать?»[27]

ПРИМЕР

Отец Ауриемма[28] рассказывает об одной бедной пастушке, которая так сильно любила Марию, что её единственной радостью было посещать маленькую часовню нашей Госпожи в горах, где в уединении, пока паслись её овцы, она общалась со своей возлюбленной Матерью и воздавала Ей славу. Видя, что небольшая фигурка Марии, вырезанная в стене, ничем не украшена, она начала шить для неё накидку. Собрав однажды цветы на полях, она сплела венок и, взойдя на алтарь той маленькой часовни, возложила его на голову статуэтки, говоря: «О моя Мать, я бы хотела возложить Тебе на голову золотую корону с драгоценными камнями; но я бедна, прими от меня эту корону из цветов в знак моей любви к Тебе». Так эта преданная девушка всегда старалась служить и почитать свою возлюбленную Госпожу. Но давайте посмотрим, как наша добрая Мать вознаградила Своё дитя за посещения и привязанность. Когда она заболела и была близка к смерти, случилось, что рядом проходили два монаха. Устав от путешествия, они остановились отдохнуть под деревом; один спал, а другой бодрствовал, но оба видели одинаковое видение. Они увидели хор прекрасных дев, и среди них была одна девушка, которая превосходила других по красоте и величию. Один из братьев спросил Её: «Кто вы и куда идёте?» «Я Матерь Божия, — ответила Она, — и Я иду с этими святыми девами в близлежащую деревню навестить умирающую пастушку, которая много раз навещала Меня». Сказав это, Она исчезла. Эти двое добрых слуг Божиих решили тоже пойти к ней. Они пришли туда, где жила умирающая девушка, вошли в маленький домик и нашли её лежащей на охапке соломы. Они поприветствовали её, и она сказала: «Братья, попросите Бога позволить вам видеть тех, кто окружает меня сейчас». Они тут же преклонились и увидели рядом с умирающей девушкой Марию с короной в руке. Мария утешала её, а затем святые девы стали петь, и под эти сладкие звуки блаженная душа покинула тело. Мария короновала её и забрала её душу с Собой в рай.

МОЛИТВА

«О Госпожа, Похитительница сердец!» — воскликну я со Святым Бонавентурой. Любовь и покровительство Ты даруешь Своим слугам, Ты похищаешь их сердца; возьми и моё жалкое сердце, которое так упорно желает любить Тебя. Сам Бог, полюбив красоту Твою, спустился с небес в лоно Твоё, могу ли я жить без любви к Тебе? Нет. Не буду знать покоя, пока не обрету постоянной и нежной любви к Тебе, о моя Мать[29]. Ты полюбила меня так нежно, ещё когда я был таким неблагодарным по отношению к Тебе. Где бы я был, о Мария, если бы Ты не любила меня и не обрела бы столько милостей для меня? Если Ты так сильно полюбила меня тогда, когда я не любил Тебя, насколько же больше я могу полагаться на Твою благость, когда я теперь люблю Тебя? Я люблю Тебя, о моя Мать, я хотел бы иметь сердце, способное любить Тебя, ибо несчастны существа, не любящие Тебя. О, если б язык мой мог восхвалить Тебя как тысяча языков, чтобы все узнали о Твоём величии, святости, милосердии и любви, которую Ты имеешь к любящим Тебя. Если б у меня были богатства, я бы использовал их во славу Твою, если б были подданные, я бы сделал из них Твоих поклонников. Наконец, если представится случай, я положу свою жизнь во славу Твою. Я люблю Тебя, Мать моя, но боюсь, что не так люблю, как должен. Ибо я слышал, что любовь делает любящих похожими. Если же я вижу, что так не похож на Тебя, то это доказывает, что я не люблю Тебя… Ты так чиста, а я полон грехов; Ты так смиренна, а я горд; Ты так свята, а я порочен. О Мария, это Твоя работа; раз Ты любишь меня, сделай меня похожим на Тебя. Ты обладаешь силой изменять сердца, возьми же моё и измени его. Покажи миру, что Ты делаешь для тех, кто любит Тебя. Сделай меня святым, достойным Сына Твоего. На это надеюсь, и да будет так.


[1] Natura hoc bestiis infundit, ut catulos proprios ament. — Св. Амвросий, Иссл. 1. 6, гл. 4.

[2] Numquid oblivisci potest mulier infantem suum, ut non miseriatur filio uteri sui? Et si illa oblita fuerit, ego tamen non obliviscar tui. — Ис 49, 15.

[3] Ego Mater pulchræ dilectionis. — Сирах 24, 24 в Вульгате.

[4] Se dilectionis esse matrem merito gloriatur, quia tota est amor erga nos, quos in filios recepit. — Pacciuch. в Пс 86.

[5] Optabat quidem ipsa, ad sanguinem animæ, et carnis suæ addere sanguinem… et cum Domino Jesu corporali morte redemptionis nostræ consummare mysterium. — De sept. verb. Dom.

[6] Hoc mandatum habemus a Deo, ut qui diligit Deum, diligat et fratrem suum. — 1 Ин 4, 21.

[7] Mulier, ecce filius tuus. — Ин 19, 26.

[8] Sic Deus dilexit mundum, ut filium suum unigenitum daret… — Ин 3, 16.

[9] Veni salvum facere, quod perierat. — Лк 19, 10.

[10] Factus obediens usque ad mortem. — Флп 2,8.

[11] Et signum magnum apparuit in cœlo, mulier amicta sole. — Откр 12, 1.

[12] Non est qui se abscondet a calore ejus. — Пс 18, 7.

[13] A calore ejus, id est a dilectione Mariæ. — Размышл. о Д. М. в прол.

[14] Oh quanta est cura B. Virgini matri de nobis! Omnibus aperit sinum misericordiæ suæ. — Том 4, соч. 15, гл. 2.

[15] Constat pro universe genere humano fuisse sollicitam. — На Возн. Д. М., проп. 4.

[16] Лат.: Cornelius a Lapide.

[17] Domine, da mihi, quod pro me postulat Ss. Virgo Maria.

[18] Ipsa enim majora optat, quam nos optare possumus.

[19] Plus enim desiderat ipsa facere tibi bonum et largiri aliquam gratiam, quam tu accipere concupiscas. — Мариале II. На Рожд. Д. М., проп. 5.

[20] Præoccupat qui se concupiscunt, ut illis se prior ostendat. — Прем 6, 12–13.

[21] Velocius occurrit ejus pietas quam invocetur. — Поясн. к Песн, гл. 23.

[22] Ego diligentes me diligo. — Притч 8, 17.

[23] Inventa… Virgine Maria, invenitur omne bonum; ipsa namque diligit diligentes se, immo sibi servientibus servit. — В прол. к Размышл.

[24] Ave Domina mea, mater mea; imo cor meum et anima mea. — Размышл. над Ангельским Приветствием.

[25] O raptrix cordium! Nonne cor meum, Domina, rapuisti? — Ib.

[26] Scio, Domina, quia benignissima es, et amas nos amore invincibili. — Проп. 1 на Рожд. Д. М.

[27] Vestro continuo amore langueat cor meum, liquefiat anima mea… Date itaque piissimi, date, obsecro, supplicanti animæ meæ, non propter meritum meum, sed propter meritum vestrum, date illi quanto digni estis, amorem vestrum… O amator et miseriator hominum, tu potuisti reos tuos et usque ad mortem amare; et poteris te roganti amorem tui et matris tuæ negare? — In Depr. ad B. V.

[28] Affetti Scamb. — Том ii, гл. 8.

[29] Nunquam quiescam, donec habuero tenerum amorem erga matrem meam Mariam. — Б. Иоанн Берхманс SJ.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 2 (74) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Раздел 2. Насколько должно возрасти наше упование на Марию от того, что Она наша Матерь

ВЕЛИЧИЕ МАРИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О молитве «Salve, Regina»

В этой части рассматриваются многие обильные милости, которые Матерь Божия дарует своим почитателям (по молитве «Salve, Regina»).

ГЛАВА 1

Salve, Regina, Mater misericordiæ

Раздел 2. Насколько должно возрасти наше упование на Марию от того, что Она наша Матерь

Не случайно и не напрасно слуги Божии называли Марию Матерью. В самом деле, они, кажется, не могли называть Её другим именем, неустанно называли именно Матерью. Да, Матерью! Ибо Она истинно наша Матерь, не по плоти, конечно, а духовно, Мать наших душ и нашего спасения. Грех, лишая наши души Божественной благодати, также лишил их жизни. Иисус, наш Искупитель, от избытка Своей любви и милости, пришёл вернуть эту жизнь через смерть Свою на кресте, как Он Сам и сказал: «Я пришёл для того, чтобы имели жизнь, и имели с избытком»[1]. Он сказал об избытке, и большинство теологов говорят, что ценность искупления намного превосходит оскорбление, причинённое грехом Адама. Примирив нас с Богом, Он Сам стал Отцом душ по закону благодати, что было предсказано пророком Исайей: «и нарекут имя Ему: Отец грядущего века, Князь мира»[2]. Если Иисус — Отец душ наших, то Мария — их Мать; ибо Она, дав нам Иисуса, даровала нам истинную жизнь; а после, принеся жизнь Сына на Голгофе за наше спасение, Она родила нас для жизни по благодати.

Итак, дважды, согласно Святым Отцам, Мария стала нашей духовной матерью: первый раз, согласно Альберту Великому, когда Её сочли достойной зачать в Своей невинной утробе Сына Божиего. Святой Бернардин Сиенский говорит о том же более чётко: «Когда Пресвятая Дева, после благовещения Ангела, дала согласие стать матерью предвечного Слова, которого Он ожидал, прежде чем сделаться Её Сыном, этим согласием Она с того времени настойчиво просит нашего спасения у Бога. Она так старалась обрести его, что с того времени как будто носила нас во чреве, как любящая Мать»[3].

Святой Лука говорит о рождении Марией Спасителя так: «Родила Сына своего Первенца…»[4]. Святая Гертруда писала: «Раз говорится, что Пресвятая Дева родила первого ребёнка, должны ли мы предположить, что после Него у Неё ещё были дети? Мы верим, что у Марии не было других детей по плоти, кроме Иисуса, а значит, у Неё должны быть духовные дети, и эти дети — мы»[5]. Господь открыл это Святой Гертруде, когда она, размышляя над евангельским текстом, смутилась и пришла в недоумение, почему о Марии, родившей только Иисуса, сказано, что Она родила первого ребёнка. Бог открыл ей, что Иисус — первенец Марии по плоти, а второй ребёнок, по Духу, — всё человечество.

«Матерь Божая Пещерная» (исп. Virgen de las Cuevas), Франсиско де Сурбаран (между 1644 и 1655).

В таком же духе применительно к Марии можно трактовать слова Священных Песней: «Чрево твоё — ворох пшеницы, обставленный лилиями»[6]. Святой Амвросий объясняет это так: «Хотя в невинной утробе Марии было всего одно зёрнышко, Иисус Христос, ворох пшеницы — это избранные, которые в этом зёрнышке содержались»[7]. И поскольку Мария становилась матерью избранных, рождая Иисуса, то Он справедливо назван «первородным между многими братиями» (Рим 8,29). Святой аббат Вильям пишет о том же: «Мария, рождая Иисуса, Спасителя нашего и Жизнь нашу, многих родила во спасение; родив саму Жизнь, она дала жизнь многим»[8].

Вторая причина, по которой Мария стала нашей духовной Матерью и ввела нас в благодатную жизнь — это то, что Она отдала, страдая, Предвечному Отцу жизнь Своего возлюбленного Сына на Голгофе ради нашего спасения. Святой Августин говорит: «Так как Она Своей любовью участвовала в рождении верных в благодатную жизнь, то стала духовной Матерью всех членов Тела, которому глава Иисус Христос»[9]. Понимание этого нам даёт также следующий стих из Священных Песней, относящийся к Пресвятой Деве: «поставили меня стеречь виноградники, — моего собственного виноградника я не стерегла»[10]. Святой Вильям говорит, что «Мария, чтобы спасти многие души, собственную душу отдала на смерть»[11], имея в виду, что Она, чтобы спасти нас, пожертвовала жизнью Сына. А кто же, как не Иисус, был душой Марии? Он был Её жизнью, Её любовью. Пророк Симеон предсказал оружие скорби, которое пронзит Её благословенную душу[12]. Это определённо было копьё, пронзившее бок Иисуса, Который был душой Марии. Через эту скорбь Она родила нас для вечной жизни, и поэтому мы можем называть себя детьми скорбей Марии. Наша любящая Мать всегда и во всём объединялась с волей Божией. «Поэтому, — говорит Святой Бонавентура, — когда Она увидела, что любовь Отца к людям столь велика, что Он ради их спасения готов отдать Сына, и любовь Сына, желающего умереть за нас, то Она тоже охотно пожертвовала Сыном и согласилась на Его смерть ради нашего спасения, подчиняясь и сообразовываясь с любовью Отца и Сына к человечеству»[13]. В смерти за искупление мира Иисус пожелал быть один: «Я топтал точило один»[14]. Но, когда Бог узрел великое желание Марии также посвятить Себя спасению людей, Он предопределил, чтобы через приношение жизни Иисуса Она могла сотрудничать с Ним в деле нашего спасения и стать Матерью душ наших. Это же имел в виду Спаситель, когда перед смертью, узрев с креста стоящую рядом Мать и Святого Иоанна, сказал Марии: «Се, сын Твой»[15], как будто говоря: «Вот человек, который через то, что Ты пожертвовала Моей жизнью ради его спасения, уже рождён для благодатной жизни». Затем, повернувшись к ученику, Он сказал: «Се, Матерь твоя»[16]. Святой Бернардин Сиенский говорит, что после этих слов Мария стала Матерью не только Святому Иоанну, но и всем людям, по любви, которую Она носила к ним в Себе[17]. На этот счёт Силвейра подметил, что сам Святой Иоанн, рассказывая об этом в своём Евангелии, пишет «говорит ученику: се, Матерь твоя». Подчеркнём, что Иисус говорит не Иоанну, а «говорит ученику», имея в виду, что Спаситель сделал Марию Матерью каждому, кто, становясь христианином, будет называться Его учеником[18].

Церковь относит к Марии слова: «Я матерь прекрасной любви»[19]. Любовь Пресвятой Девы делает наши души прекрасными в очах Божиих, а Её побуждает принимать нас как своих детей. «И как мать любит своих детей и заботится об их благополучии, так и Ты, о сладчайшая Царица, любишь нас и обеспечиваешь наше счастье», — говорит Святой Бонавентура.

О, как счастливы те, кто живёт под защитой столь любящей и могущественной Матери! Пророк Давид, хотя Мария ещё тогда не родилась, молил Бога о спасении, как сын, посвящая себя Марии: «Спаси сына рабы Твоей»[20]. Святой Августин спрашивает: «Какой рабы? Той, что сказала “Се, я раба Господня”». «И кто, — говорит кардинал Беллармин, — осмелится похитить этих детей из лона Марии, где они нашли защиту от врагов? Какая адская сила или какое искушение может победить их, если они полагаются на защиту великой Матери, их и Божией?»[21]

«Мадонна», Бартоломеус Шторер (1626).

Говорят, что некоторые рыбы, видя, что их малыши в опасности, прячут их во рту. То же Новаринус говорит о Марии: «Когда бушуют бури искушений, самая сострадательная Мать верных с материнской нежностью защищает их, они как будто находятся внутри Неё до тех пор, пока Она не приведёт их в бухту спасения»[22]. О самая любящая, самая сострадательная Мать, будь вовеки благословенна! И вовеки будь благословен Бог, отдавший нас такой Матери, благословен будь Бог за такое надёжное убежище от всех невзгод. Пресвятая Дева открыла Святой Бригитте: «Как мать, когда видит, что её сына окружают вооружённые враги, сделает всё ради его спасения, так и Я всегда буду делать ради Своих детей, какими бы грешными они не были, если они станут просить Моей милости»[23]. Поэтому в любой битве с силами ада мы должны побеждать, прибегая к Матери Божией и нашей, повторяя: «Под Твою защиту прибегаем, Пресвятая Богородица». О, как много раз верные побеждали адские силы, прибегая к Марии с помощью этой короткой, но сильной молитвы! Великая слуга Божия, сестра Мария Иисуса Распятого, бенедиктинская монахиня, с её помощью всегда побеждала злых духов.

Возрадуйтесь же, все дети Марии! Помните, Пресвятая Дева усыновляет каждого, кто желает, чтоб Она была его Матерью. Возрадуйтесь! Ибо стоит ли бояться быть потерянным, когда такая Мать защищает и оберегает вас? Святой Бонавентура говорит: «Каждый, любящий нашу добрую Мать и доверяющийся Её защите, должен набраться смелости и сказать: Возрадуюсь и возвеселюсь! Ибо какой бы приговор мне не был вынесен, он будет исходить от моего Брата и моей Матери»[24]. «Таким образом, — говорит тот же автор, — каждый, кто любит нашу добрую Мать и полагается на Её защиту, должен вдохновиться уверенностью, что Иисус — наш Брат, а Мария — Мать». Та же мысль заставила Святого Ансельма воскликнуть от радости и ободрить нас: «О счастливая уверенность! О надёжное убежище! Матерь Божия — наша Мать… Как велико должно быть наше упование, ведь спасение наше зависит от приговора доброго Брата и нежной Матери!»[25] Услышьте же зов нашей Матери, говорящей: «кто мал, обратись сюда!»[26] На устах малышей всегда слово «мама», и при любой опасности, от любого испуга они зовут мать. О наша любимая Мария! О самая любящая Мать! Это то, чего Ты хочешь от нас — чтобы мы стали маленькими детьми и звали Тебя при любой опасности; чтобы всегда прибегали к Тебе, ибо Ты желаешь спасти нас и помочь нам, как Ты уже спасла всех детей, прибегавших к Тебе.

ПРИМЕР

В истории основания Общества Иисуса в Неаполитанском королевстве есть история об одном благородном молодом шотландце по имени Вильям Элфинстон. Он был родственником короля Иакова и некоторое время прожил в ереси, в которой родился. Когда же его осветила божественная благодать, он стал понимать свои заблуждения. Будучи во Франции, он с помощью одного благочестивого отца-иезуита (тоже шотландца), а более всего благодаря посредничеству Пресвятой Девы, познал истину, отрёкся от ереси и стал католиком. Из Франции он отправился в Рим, где его друг нашёл его плачущим от горя и поинтересовался причиной. Вильям ответил, что ночью ему явилась его умершая мать и сказала: «Хорошо, сынок, что ты принял истинную веру; я же потеряна, ибо умерла в ереси». С того времени он стал ещё более ревностно посвящать себя Марии, избрав Её своей Матерью. Она вдохновила его стать монахом, и он поклялся себе, что им станет. Будучи болен, он отправился в Неаполь, чтобы поправить своё здоровье. Но Бог послал его туда, чтоб он мог умереть монахом: вскоре после прибытия он понял, что умирает, и слезами и мольбами упросил настоятелей принять его. Перед Последними Таинствами он принёс свои клятвы перед Святыми Дарами и стал иезуитом. Принеся клятвы, он стал нежно благодарить свою Мать Марию за то, что спасла его из ереси и дала умереть в лоне истинной Церкви, в монастыре, среди братьев. Он воскликнул: «О, как славно умереть среди множества ангелов!» Когда его попросили немного отдохнуть, он ответил: «Не время отдыхать, когда заканчивается моя жизнь». Перед смертью он сказал присутствовавшим: «Братья, вы видите ангелов небесных вокруг меня?» Один из монахов, услышав, что он что-то бормочет, спросил его, что он сказал. Он ответил, что Ангел-хранитель открыл ему, что он будет в Чистилище очень недолго, и скоро войдёт в рай. Затем он вновь стал говорить с Марией, своей любимой Матерью, и, повторяя «мама, мама», он спокойно почил, как дитя, засыпающее на руках матери. Вскоре после того одному из монахов было открыто, что он уже в раю.

МОЛИТВА

О моя пресвятая Мать! Как можно, имея такую святую мать, быть таким порочным? Мать, так любящую Бога, и быть так привязанным к земному? Мать столь богатую добродетелью, и быть таким бедным? О моя драгоценная Мать! Я и правда не заслуживаю быть Твоим сыном, потому что вёл плохую жизнь и недостоин. Я буду рад, если Ты примешь меня в качестве слуги. Я готов отказаться от всех царств мира, чтобы только меня признали одним из Твоих нижайших слуг. Я счастлив быть слугой, но позволь мне всё же также называть Тебя Матерью. Это имя всецело утешает меня, растапливает моё сердце и напоминает мне об обязанности любить Тебя. Это имя вдохновляет меня полагаться на Тебя. Когда я ужасаюсь при мысли о своих грехах и о Божественном правосудии, я утешаюсь мыслью о том, что Ты моя Мать. Позволь же мне называть Тебя Матерью, своей любимой Матерью. Так зову и так всегда буду называть Тебя. После Бога Ты будешь моей надеждой, моим убежищем и моей любовью в этой долине слёз. Я надеюсь умереть, в последний момент предавая душу в Твои святые руки, со словами: «Мать моя, мать моя Мария, помоги мне, сжалься надо мной». Аминь.


[1] Veni, ut vitam habeant, et abundantius habeant. — Ин 10,10.

[2] Pater future sæculi, princeps pacis. — Ис 9,6.

[3] Virgo per hunc consensum in Incarnatione filii omnium electorum salute vigorosissime expetiit et procuravit: et omnium saluti et eorum salvation per hunc consensum se singularissime dedicavit; ita ut ex tunc omnes in suis visceribus bajularet, tanquam verissima mater filios suos. — Тр. Пресв. Д. М., проп. VIII.

[4] Peperit filium suum primogenitum. — Лк 2, 7.

[5] Si primogenitus, ergo alii filii secuti sunt secundogeniti… Carnales nullos habuit Beata Virgo præter Christum; ergo spirituales habeat necesse est. — Spann. Polyanth. litt. m. t. 6.

[6] Venter tuus sicut acervus tritici vallatus liliis. — Песнь Песней 2,3.

[7] In quo virginis utero… acervus tritici… germinabat; quoniam… granum tritici genarabat… Sed… de uno grano tritici acervus est factus. — S. Ambr. de Instit. Virg.

[8] In illo uno fructu, in uno Salvatore omnium Jesu plurimos Maria peperit ad salutem. Pariendo vitam, multos peperit ad vitam. — Delrio in Cant. iv., 8.

[9] Plane mater membrorum ejus (quod non sumus) quia cooperata est charitate, ut fideles in Ecclesia nascerentur. — De S. Virginitatte, гл. vi.

[10] Posuit me custodem in vines; vineam meam non custodivi. — Песн 1, 5.

[11] Ut multas animas salvas faceret, animam suam morti exposuit. — Delrio in Cant. i ,6.

[12] Et tuam ipsius animam pertransibit gladius. — Лк 2, 35.

[13] Nullo modo dubitandum est, quin Mariæ animus voluerit etiam trader filium suum pro salute generis humani, ut mater per omnia conformis fierit Patri et Filio. — S. Bon. in Sent. lib. 1. d. 48, a. 2, q. 2.

[14] Torcular calcavi solus. — Ис 63, 3.

[15] Ecce filius tuus. — Ин 19, 26.

[16] Deinde dicit discipulo: Ecce mater tua. — Ин 19, 27.

[17] In Joanne intelligimus omnes, quorum B.Virgo per dilectionem facta est Mater. — Том 1, проп. 51.

[18] Joannes nomen est particulare… discipulus nomen est commune, utitur ergo hic nomine communi omnibus, ut denotetur, quod ipsa Virgo Maria omnibus dabatur in matrem. — В Евангелии, кн. 8, гл. 17, вопр. 14.

[19] Ego Mater pulchræ dilectionis. — Сирах 24, 24 в Вульгате.

[20] Salvum fac filium ancillæ tuæ. — Пс 85, 16.

[21] Quam bene nobis erit sub præsidio tantæ Matris? Quis nos detrahere audebit de sinu ejus? Quæ nos tentatio, quæ tribulatio superare poterit, confidentes in patrocinio Matris Dei et nostræ? — Bellarm. de Sept. Verb. 1, i c. 12.

[22] Fidelium piissima Maria, furente tentationum tempestate, materno affect eos velut intra viscera propria receptos protegit, donec in beatum portum reponat. — V. гл. xiv, вос. 81.

[23] Ita ego facio, et faciam omnibus peccatoribus misericordiam meam a filio meo petentibus. — Откр., кн. iv, гл. 138.

[24] Dic, anima mea, cum magna fiducia: exultabo et lætabor, quia quicquid judicabitur de me, pendet ex sententia fratris et matris meæ. — Св. Бонав., Монол. гл. 1.

[25] O beata fiducia, o tutum refugium! Mater Dei est Mater nostra… Qua igitur certitudine debemus sperare … quorum sive salus sive damnatio, de boni fratris et piæ matris pendent arbitio?

[26] Si quis est palvulus, veniat ad me. — Притч 9,4.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 2 (74) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ / О молитве «Salve, Regina» / ГЛАВА 1 / Salve Regina, Mater misericordiæ / Раздел 1. О великой уверенности, которую нам следует иметь в Марии, ибо она есть Матерь милосердия

ВЕЛИЧИЕ МАРИИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О молитве «Salve, Regina»

В этой части рассматриваются многие обильные милости, которые Матерь Божия дарует своим почитателям (по молитве «Salve, Regina»).

ГЛАВА 1

Salve, Regina, Mater misericordiæ

Раздел 1. О великой уверенности, которую нам следует иметь в Марии, ибо Она есть Матерь милосердия

Славная Пресвятая Дева Мария была возведена в достоинство Матери Царя Царей, поэтому Святая Церковь справедливо почитает Её и желает, чтобы все почитали Её как Царицу. Святой Афанасий пишет: «Если сей Сын — Царь, то Мать, родившая Его, по праву считается Царицей и Владычицей»[1]. Святой Бернардин Сиенский говорит: «С момента, когда Мария согласилась стать матерью Предвечного Слова, Она заслужила титул Царицы Мира и всего творения»[2]. Арнольд из Шартра, настоятель бенедиктинского монастыря, отмечает, что «плоть Марии не отличалась от плоти Иисуса, поэтому и царское достоинство Сына не стоит отрицать в Его матери… Из этого следует, что мы должны признать: царственная слава Сына и Матери не просто общая, а одна и та же»[3].

Если Иисус — Царь вселенной, то Мария — её Царица. Аббат Руперт говорит: «Как Царица, Она по праву обладает всем царством Сына»[4]. Отсюда Бернардин Сиенский заключает, что «все творения, которые служат Троице, служат и Марии; ибо все творения, либо духовные, как ангелы, либо разумные, как люди, либо телесные, как небесные тела и элементы [подлунного мира], и всё, что на небе и на земле, как проклятые, так и блаженные, которые все подчинены власти Божией, также подвластны и славной Деве»[5]. Аббат Геррик, обращаясь к Божественной Матери, говорит: «Продолжай, Мария, продолжай распоряжаться сокровищами своего Сына; поступай как Царица, Мать и Супруга Царя: Ты искала покоя, но обрела бо́льшую славу, которая подобает Тебе: царство и власть»[6].

«Коронование Девы Марии», Диего Веласкес (1645).

Итак, Мария – Царица, но, ко всеобщему утешению, Она ласкова, милосердна и настолько готова помогать нам в наших несчастьях, что Святая Церковь желает, чтобы в молитве мы приветствовали Её, именуя Царицей Милосердия. Альберт Великий отмечает, что «королевский титул отличается от императорского, предполагающего суровость и жёсткость, он означает сострадание и милосердие к бедным». Сенека говорит: «Сие величественное и огромное имеют цари, что никакой день не похитит: помогать обездоленным»[7]. В то время как тираны в своём правлении ищут выгоды только себе, короли должны заботиться о благе своих подданных. Именно поэтому при коронации их помазывали елеем, символом милосердия, чтобы показать, что короли должны, кроме всего прочего, питать в сердцах своих сострадание и благоволение к своим подданным.

Таким образом, короли должны заниматься преимущественно делами милосердия, но не настолько, чтобы забыть о справедливом наказании виновных. Однако в случае с Марией дело обстоит по-другому. Она, хоть и Царица, но не Царица Справедливости, занимающаяся наказанием нечестивых, а Царица Милосердия, желающая лишь сочувствовать и прощать грешников. Поэтому Церковь требует, чтобы мы ясно называли Её Царицей Милосердия. Великий канцлер Парижского университета Жан Жерсон в своих Комментариях на слова Давида «… два сих слышал я, что сила у Бога, и у Тебя, Господи, милость»[8], говорит, что Царствие Божие, состоящее из справедливости и милосердия, было разделено Господом: царство справедливости Он оставил Себе, а царство милосердия уступил Марии, распоряжаясь, чтобы все милости, подаваемые людям, шли через руки Марии и распределялись по Её воле. Вот слова Жерсона: «Царство Божие состоит из власти и милосердия; власть остаётся за Господом, а милосердие неким образом уступается Матери Христа, Царице и Невесте»[9]. Святой Фома подтверждает это в своём предисловии к каноническим Евангелиям, говоря: «Когда Пресвятая Дева зачала Предвечное Слово в Своём чреве и родила Его, Она обрела половину царства Бога; так что Она — Царица Милосердия, как Иисус Христос — Царь Справедливости»[10].

Предвечный Бог сделал Христа Царём Справедливости, и, как следствие, Судьёй мира, как воспевает царственный пророк: «Боже! Даруй царю Твой суд и сыну царя Твою правду»[11]. Искусный толкователь начнёт отсюда новую тему и скажет: «О Господь, Ты отдал справедливость Своему Сыну, ибо милосердие отдал Матери Царя». Святой Бонавентура, перефразируя Давида, говорит: «Боже! Даруй Царю Твой суд и милосердие — Царице, Матери Его»[12]. Эрнест, Архиепископ Пражский, также отмечает, что «предвечный Бог даровал управление судом и воздаянием Сыну, а служение милосердия и помощи нуждающимся отдал Матери»[13]. Поэтому Давид предрёк, если можно так выразиться, что Сам Бог посвятил Марию в царицы, помазав Её елеем радости («Помазал Тебя Бог Твой елеем радости»[14]), чтобы все несчастные дети Адама радовались, имея на небесах такую великую Царицу, исполненную милосердия и сострадания к нам. Вместе со Святым Бонавентурой мы можем сказать: «О Мария, Ты исполнена елея милосердия и елея сострадания»[15], посему помазал Тебя Бог елеем радости.

Альберт Великий обращается к истории царицы Есфирь, прекрасно показывая в ней прообраз нашей Царицы, Марии. В четвёртой главе книги Есфирь мы читаем, что царь Артаксеркс издал указ по всему царству, приказывая умертвить иудеев. Тогда Мардохей, один из приговорённых, передал информацию об указе [своей приёмной дочери] Есфири, чтобы она предстала перед царём и добилась отмены приговора. Поначалу Есфирь отказалась брать это на себя, боясь, что это только больше разозлит царя. Но Мардохей упрекнул её и напомнил, что она должна думать не только о том, чтобы спастись самой, но что Бог дал ей царское достоинство ради спасения всех иудеев: «Не думай, что ты только свою душу спасёшь, потому что ты пребываешь в доме царя одна из всех иудеев»[16]. Мы, несчастные грешники, тоже можем обращаться к нашей Царице, Марии, которая никогда не отказывалась просить у Бога освобождения от справедливого наказания, которое мы заслужили: «Помысли, о Госпожа, что Бог возвёл Тебя в достоинство Царицы мира не только ради Твоего блага, но и для того, чтобы Ты, обретя такое величие, могла проявлять больше сострадания и помогать нам, несчастным грешникам».

Есфирь перед Артаксерксом, фреска в фарном (приходском) костёле Вознесения Девы Марии на территории бенедиктинского аббатства Форнбах, Нижняя Бавария.

Как только Артаксеркс увидел стоящую перед ним Есфирь, сразу же с любовью спросил, чего она хотела. Царица ответила: «Если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей!»[17]. Артаксеркс удовлетворил её просьбу и немедленно приказал отозвать указ об истреблении иудеев. Итак, если Артаксеркс из любви к Есфири даровал по её просьбе спасение иудеям, неужели Бог не внемлет мольбам Марии, которую Он так сильно любит, когда Она молится о бедных грешниках, которые отдались на Её милость? Представьте, как Она говорит Ему: «Царь мой и Бог мой! Если я нашла благоволение в очах Твоих (а Божественная Матерь хорошо знает, что Она была блаженной и святой, единственной из человеческого рода обретшей благодать, утерянную человечеством, и хорошо знает, что Она возлюблена Господом более, чем все святые и ангелы вместе взятые) даруй мне народ, о котором прошу, если любишь Меня, Господи, даруй мне этих грешников, за которых прошу». Возможно ли, чтобы Бог отказал Ей? И есть ли среди вас те, кто не знает о силе молитв Марии к Богу? «Закон милосердия в устах её»[18]. Каждая Её молитва как установленный Господом закон: к тем, за кого просит Мария, должна проявляться милость. Святой Бернард задаётся вопросом, почему Марию называют Царицей Милосердия. Он говорит, что так «потому, что мы веруем, что Она открывает бездну милосердия Божия — кому пожелает, когда пожелает и как пожелает; и нет столь великого грешника, который бы погиб, когда Святая святых уделяет ему помощь своего заступничества»[19].

Тогда, может, стоит опасаться, что Мария не осмелится просить о некоторых грешниках, слишком обременённых преступлениями? Стоит ли бояться величия и святости нашей великой Царицы? Святой Григорий VII отвечает нам: «Нет, ибо чем более Она возвышена и свята, тем милостевее и кротче Она к обратившимся грешникам и грешницам»[20]. Короли и королевы внушают страх своим показным величием и заставляют своих подданных бояться приблизиться к ним. Святой Бернард говорит: «Но какой же страх может быть у несчастных, приближающихся к Царице Милосердия? Ибо Она не внушает страха, не проявляет суровости к тем, кто приходит к Ней, Она — сама ласка и доброта, раздающая молоко и шерсть»[21]. Мария не только желает дать, но и сама раздаёт нам «молоко и шерсть»: молоко милости, внушающее уверенность, и шерсть, которая скроет нас от молний божественного правосудия!

Светоний писал об императоре Тите, что он не мог никому отказать, когда его просили о какой-либо услуге и иногда обещал больше, чем мог сделать. Когда его упрекнули в этом, то он ответил, что не может допустить, чтобы кто-либо ушёл от него неудовлетворённым. Тит сказал так, но на самом деле он, вероятно, часто был виновен во лжи или не выполнял обещаний. Но наша Царица не способна лгать, и Она может обрести всё, что бы ни пожелала для своих преданных слуг. «У Неё столь доброе и сострадательное сердце, — говорит Блосиус, — что Она не может отослать неудовлетворённым никого из тех, кто призывает Её на помощь»[22]. Но, как говорит Святой Бернард, как можешь Ты, о Мария, отказать в помощи несчастным, когда Ты — Царица милосердия? И кто же те несчастные, к кому проявляется милосердие? Ты — Царица милосердия, а я — самый жалкий и несчастный грешник, а посему первый из Твоих подопечных. Разве можешь Ты, о Госпожа, поступить со мной иначе, кроме как проявить милосердие?[23]

Смилуйся над нами, о Царица Милосердия, и позаботься о нашем спасении. «Не говори, о Пресвятая Дева, — восклицает Святой Георгий Никомидийский, — что Ты не можешь помочь нам по множеству грехов наших, ибо Твоя власть и сострадание таковы, что никакая бездна величайших грехов не перевесит их. Ничто не противостоит Твоей власти, ибо Твой и наш Создатель, прославив Тебя как Свою Мать, рассматривает Твою славу как Свою собственную[24], а Сын, прославляясь через это, исполняет Твои просьбы так, как будто обязан Тебе[25]. Ведь, хотя Мария в неоплатном долгу перед Сыном за то, что Он избрал Её быть Его Матерью, нельзя отрицать и то, что Он обязан Ей своей человеческой природой. Поэтому Иисус отплачивает Марии так, будто обязан Ей, и, наслаждаясь Её славой, почитает Её особым образом, слушая и отвечая на Её просьбы».

Как же велико должно быть наше доверие этой Царице, когда мы знаем, что Она могущественна с Богом и в то же время щедра и полна милосердия — настолько, что нет на земле человека, которого не затронуло бы Её сострадание и покровительство. Пресвятая Дева сказала Святой Бригитте: «Я — Царица небесная и Мать Милосердия; Я — радость праведных и дверь к Богу для грешников. Нет на Земле грешника столь виновного, чтобы он был лишён Моего милосердия. Каждый, если даже кроме этого ничего больше не имеет через Моё посредничество, получает благодать быть менее искушаемым злыми духами, чем был бы без него»[26]. Она добавляет: «Никто, если только ему не был произнесён окончательный приговор (быть проклятым), не покинут Богом настолько, чтобы не вернуться к Нему, пусть только призовёт Меня на помощь — и насладится Его милосердием»[27]. «Все называют Меня Матерью Милосердия, и истинно милосердие Сына Моего к людям сделало Меня такой милостивой к ним»[28]. Она заканчивает словами: «Посему несчастен будет, и несчастен всю вечность, тот, кто в этой жизни, имея возможность призвать Меня, сострадающую всем и столь желающую помочь грешникам, не прибегнет к Моей помощи»[29].

Станем же всегда припадать к стопам самой чудесной Царицы, если уверены в своём спасении. А когда осознание собственных грехов страшит и приводит нас в уныние, будем вспоминать, что Мария стала Царицей Милосердия именно для того, чтобы спасать всеми покинутых величайших грешников, обращающихся к Ней. Они станут Её венцом на небесах, как говорит Её Божественный Супруг: «Со мною с Ливана, невеста! Со мною иди с Ливана, увенчанная… от логовищ львиных, от гор барсовых!»[30]. Что это за логовища львиные, если не несчастные грешники, души которых стали обителью греха, самого страшного из известных монстров? Аббат Руперт говорит Пресвятой Деве: «Этими душами, спасёнными Твоими усилиями, Ты будешь увенчана в небесах; ибо их спасение создаст диадему, достойную Тебя и подобающую Царице Милосердия»[31]. Приведённый ниже пример послужит иллюстрацией к этому.

ПРИМЕР

В житии Святой Екатерины, августинской монахини, мы читаем, что там, где она жила, была женщина по имени Мария, которая была грешницей и в юности, а в старости продолжала упорствовать в своих злых путях. За это она была изгнана из города и вынуждена была жить уединённо в пещере; там она умерла, частично из-за болезни, без Святых Таинств, а позже предана земле на поле, как животное. Сестра Екатерина, которая всегда предавала Богу души отверженных миром с величайшим рвением, услышав о несчастном конце этой бедной старушки, даже не подумала помолиться о ней, потому что думала о ней (как и все остальные) как о безнадёжно потерянной. И вот однажды, спустя четыре года, ей явилась страждущая душа и воскликнула: «Как ужасен мой жребий, сестра Екатерина! Ты предавала душу любого умершего Богу, и лишь к моей душе ты не имеешь сострадания». «Кто же ты?» — спросила слуга Божия. Она ответила: «Я та бедняга Мария, что умерла в пещере». «Ты спасена?» — удивилась Святая Екатерина. «Да, — ответила она, — по милости Пресвятой Девы Марии». «Как же?» «Когда я поняла, что умираю, такая грешная и всеми покинутая, я обратилась к Матери Божией и сказала Ей: «Госпожа, Ты прибежище покинутых, узри меня, брошенную всеми в этот час; Ты моя единственная надежда, Ты Одна можешь мне помочь». Пресвятая Дева обрела для меня благодать для совершения покаяния; я умерла спасённой, и моя Царица также обрела для меня благодать сокращения страданий, чтобы я, сильно страдая недолгое время, быстро прошла очищение, которое могло бы длиться много лет. Всего несколько Святых Месс нужны для моего избавления из Чистилища. Я прошу, чтобы за меня были отслужены три Святые Мессы и обещаю молиться Богу и Марии о тебе». Сестра Екатерина немедленно позаботилась, чтобы за неё были отслужены эти Святые Мессы, и через несколько дней эта душа явилась ей снова, сверкающей ярче солнца, и сказала: «Спасибо тебе, сестра Екатерина: теперь я иду в рай воспевать милосердие Божие и молиться о тебе».

МОЛИТВА

О Матерь Божия и Госпожа моя Мария, как убогий прокажённый и отвратительный негодяй предстаёт пред великой королевой, так и я предстаю пред Тобой, Царица неба и земли. С высоты престола Своего не презри, молю Тебя, взглянуть на меня, бедного грешника. Бог так обогатил Тебя, чтобы Ты могла помогать нуждающимся и соделал Тебя Царицей Милосердия, чтобы Ты могла помочь несчастным. Воззри же на меня и сжалься надо мной. Позаботься обо мне и не покидай меня, пока не превратишь меня, грешника, в святого человека. Я знаю, что не заслуживаю ничего хорошего, и даже наоборот, за свою неблагодарность заслуживаю лишения всех благодатей, которые благодаря Тебе получил от Господа. Но Ты, Матерь Милосердия, смотришь не на заслуги, а на страдания, чтобы помочь нуждающимся; а кто более несчастен и беден, чем я?

О славная Дева, я знаю, что Ты, Царица Вселенной, также и моя Царица. И я буду особенно стараться посвящать себя служению Тебе, чтобы Ты располагала мной, как Тебе заблагорассудится. Посему вместе со Святым Бонавентурой я говорю Тебе: о Госпожа, подчини меня Себе, целиком и полностью управляй мною и направляй меня. Не дозволь мне быть предоставленным самому себе[32]. Правь мной, моя Царица, и не предоставляй меня самому себе. Приказывай мне, используй, как желаешь, и наказывай меня, если я не подчиняюсь Тебе, ибо спасительны наказания, от Твоей руки приходящие. Я посчитаю бо́льшим даром позволение быть Твоим слугой, чем стать господином всего мира. «Твой я, спаси меня»[33]. Прими меня, о Мария, как своего, и позаботься о моём спасении, я принадлежу Тебе. Больше не хочу принадлежать себе, отдаюсь Тебе. И если доселе я плохо служил Тебе, упуская так много возможностей прославить Тебя, то отныне я присоединяюсь к самым любящим и верным Твоим слугам. С этого времени никто не превзойдёт меня в прославлении и любви к Тебе, о моя возлюбленная Царица. Я обещаю Тебе это и надеюсь с Твоей помощью исполнить. Аминь.


[1] Siquidem is ipse qui ex Virgine natus est, rex est, et ipse Dominus Deus. Eiusque gratia, quæ ipsum genuit, Regina, Domina et Deipara proprie ac vere prædicatur. — Sermo in Annuntionem Deiparæ / Athanasius Alexandrinus. Opera omnia. V. 2. Patavii, 1777, p. 341.

[2] Hæc autem Virgo in illo admirando consensu meruit […] dominum et primatum totius orbis. — Bernardinus Senensis. Opera omnia. V. 5. Florentia, 1956, p. 552.

[3] Nec a dominatione, vel potential filii mater potest esse sejuncta. Una est Mariæ et Christi caro […] filii gloriam cum matre non tam communem judico quam eamdem. — Ernaldus Bonævallis. Libellus de laudibus beatæ Mariæ Virginis / PL 189, col. 1730.

[4] Prædicabitur de te quod sis […] regina cælorum, totum jure possidens filii regnum. — In Cantica Canticorum. Lib. 3 / Rupertus Tuitiensis. Opera. T. 2. Köln, 1577, p. 30.

[5] Tot enim creaturæ serviunt gloriosæ Virgini Mariæ, quot serviunt Trinitati. Omnes, nempe, creaturæ […], sive spirituales, ut Angeli: sive rationales, ut homines, sive corporales, ut corpora cælestia, vel elementa, et omnia quæ sunt in cælo, et in terra: sive damnati, sive beati, quæ omnia sunt divina imperio subjugata, gloriosæ Virgini sunt subjecta. — De Nativitate beatæ Mariæ Virginis. Sermo 5, cap. 6 / Bernardinus Senensis. Opera omnia. T. 3. Venetiis, 1745, p. 92.

[6] Perge, Maria, perge secura in bonis Filii tui; fiducialiter age tanquam regina, mater Regis et sponsa. Requiem quærebas, sed amplioris gloriæ est, quod tibi debetur, regnum et potestas. — Guerricus Igniacensis. In Assumptione beatæ Mariæ. Sermo 3 / PL 185, col. 195.

[7] Hoc reges habent magnificum et ingens, nulla quod rapiet dies: prodesse miseris. — Seneca. Medea, 222–224: «Лишь одно дано / Вершить царям, чего не унесут года: / Несчастным помогать» (Пер. Е. Г. Рабинович).

[8] Duo hæc audivi: quia potestas Dei est, et tibi, Domine, misericordia. — Пс. 61, 12–13.

[9] Regnum quippe Dei consistit in potestate et misericordia […] potestate Domino remanente, cessit quodammodo misericordiæ pars Christi Matri sponsæque regnanti. — Tractatus 4 super Magnificat / Ioannes Gerson. Opera omnia. T. 4. Den Haag, 1728, p. 286.

[10] Summitatem ejus virgæ Virgo beata tetigit, quando filium Dei in utero concepit, et postmodum peperit; et sic dimidiam partem regni Dei impetravit, ut ipsa sit regna misericordiæ, cuius filius est Rex justitiæ. — In epistolas canonicas præfatio / Thomas Aquinas. In omnes Divi Pauli Apostoli Epistolas doctissima commentaria. Venetiis, 1562, p. 266.

[11] Deus, judicium tuum Regi da, et justitiam tuam filio Regis. — Пс. 71,1.

[12] Deus, judicium tuum Regi da, et misericordiam tuam Reginæ Matri ejus. — Psalterium Beatæ Mariæ Virginis, 71 / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis a S. Bonaventura editum. München, 1642, p. 110.

[13] Pater autem omne judicium dedit Filio (Ioan, 5), misericordiæ vero officium dedit Matri. — Mariale, cap. 127 / Ernestus Pragnensis. Mariale, sive liber de præcellentibus et eximiis Sancti Dei Genetricis Mariæ supra reliquas creaturas prærogativis. Pragæ, 1651.

[14] Unxit te Deus oleo lætitiæ. — Пс. 44,8.

[15] Maria plena est unctione misericordiæ, plena oleo pietatis. — Speculum Beatæ Mariæ Virginis, lect. 7 / Bonaventura. Opera. T. 13. Venetiis, 1756, p. 286.

[16] Ne putes quod animam tuam tantum liberes, quia in domo regis es præ cunctis Judæis. — Есф. 4,13.

[17] Quæ est petitio tua… Dona mihi… populum meum pro quo obsecro. — Есф. 7, 2–3.

[18] Lex clementiæ in lingua ejus. — Притч. 31, 26.

[19] Etiam in hoc convenienter vocatur “Regina misericordiæ”, quod divinæ pietatis abyssum cui vult, et quando vult, ac quomodo vult, creditur aperire, ut quivis enormis peccator non pereat, cui Sancta sanctorum patrocinii sui suffragia præstat. — In Antiphonam “Salve Regina”. Sermo 1 / Bernardus Clarævallensis. Opera omnia. V. 2. P. 2. Paris, 1839, col. 1444.

[20] [Mater Domini] quanto altior et sanctior est omni matre, tanto clementior et dulcior circa conversos peccatores et peccatrices. — Registrum 1, 47 / Bibliotheca rerum Germanicarum. T. 2. Monumenta Gregoriana. Berlin, 1865, p. 67–68.

[21] Quid Mariam accedere trepidet humana fragilitas? Nihil austerum in ea, nihil terribile, tota suavis est, omnibus offerens lac et lanam. — De Virgine Deipara. Sermo 1 / Bernardus Clarævallensis. Opera. T. 2. Lugduni, 1658, p. 124.

[22] Ita benigna est, ut neminem tristem redire sinat. Кн. 4, гл. 12.

[23] Tu es Regina misericordiæ, et qui misericordiæ subditi nisi miseri? Sed Regina misericordiæ es, et ego miserrimus peccatorum, subditorum maximus. Quemodo ergo, Domina, non exercebis in memetipsum tuæ miserationis affectum? — Stim. Am. p. 3 — Salv. Reg.

[24] Habes insuperabilem potentiam; habes vim in expugnabilem. Ne rogo multa nostra peccata, immensam tuæ miserationis vim superent… Nihil enim resistit tuæ potentiæ… quippe suam Filius tuus, tuam existimat gloriam. — Мол. на Успение Д. М.

[25] Eaque tanquam Filius exultans, postulata ceu debitor implet. — Ib.

[26] Ego Regina cœli, ego mater misericordiæ: ego justorum gaudium, et auditus peccatorum ad Deum. Nullus est adeo maledictus, qui quamdiu vivit careat misericordia mea; quia propter me levius tentatur a dæmonibus, quam alias tentaretur. — Откровения Святой Бригитты, кн. vi, гл. 10.

[27] Nullus ita alienatus est de Deo, nisi omnio fuerit maledictus, qui, si me invocaverit, non revertatur ad Deum, et habebit misericordiam. — Ib.

[28] Ego vocor ab omnibus mater misericordiæ, vere filia misericordia Filii mei misericordem me fecit. — Откровения Святой Бригитты, кн. ii, гл. 23.

[29] Ideo miser erit, qui ad misericordiam, cum possit, non accedit. — Ib.

[30] Veni de Libano, sponsa mea, veni de Libano, veni, coronaberis… de cubilibus leonum, de montibus pardorum. — Песн. 4, 8.

[31] De tantum leonum cubilibus taliorumque pardorum montibus tui, amica mea, coronaberis… Eorum salus corona tua erit. — In Cant., кн. iii.

[32] Domina, me tuæ dominatoni volo committere, ut me plenarie regas et gubernes. Non mihi me relinquas.

[33] Пс. 118, 94.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017 и № 2 (74) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Молитва Пресвятой Деве о доброй смерти

Мария, моя дражайшая Мать, сладкое убежище убогих грешников, когда душа моя будет покидать этот мир, через скорбь, которую Ты перенесла, участвуя в смерти Сына Твоего на кресте, помоги мне Своим милосердием. Удали от меня врагов из ада, приди и возьми мою душу к Себе, представь её вечному Судье. Не покинь меня, моя Царица. После Иисуса поспеши и Ты утешить меня в тот ужасный момент. Упроси своего возлюбленного Сына, по благости Его, даровать мне благодать смерти у ног Твоих и испустить дух у ран Его, говоря: «Иисус и Мария, вам отдаю я своё сердце и душу».


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Вступление, которое необходимо прочесть

Мой дорогой читатель и брат в Марии! Поскольку преданность, заставившая меня писать, а тебя — читать эту книгу, делает нас счастливыми детьми одной доброй Матери, то я прошу тебя, если ты услышишь, что лучше бы я не совершал такого труда (потому что уже есть так много известных, выверенных работ об этом), ответь словами аббата Франкона, что «восхваление Марии — неиссякаемый источник, чем больше его расширяешь, тем полноводней он становится, и чем больше наполняешь его, тем более увеличивается»[1]. Словом, Пресвятая Дева так величественна и возвышенна, что чем больше прославляешь Её, тем более остаётся прославить — настолько, что, как говорит Святой Августин, «даже если взять языки всех людей, или все их члены сделать языками, этого не было бы достаточно, чтобы восхвалить Её так, как Она того заслуживает»[2].

Я видел множество работ разного объёма, рассматривавших величие Марии; но, находя их то слишком редкими, то слишком объёмными, то не отвечающими моему замыслу, я постарался собрать у всех доступных мне авторов самые содержательные отрывки из трудов Отцов и теологов и наиболее уместные собрать в этой книге, чтобы дать набожным людям возможность легко воспламеняться любовью к Марии, а также обеспечить священников материалом для проповедей, которые будут пробуждать в других преданность Божественной Матери.

Светские люди часто говорят о своих возлюбленных и расхваливают их, чтобы и другие хвалили их и восхищались ими. А некоторые верующие лишь притворяются, что любят Марию — редко даже говорят о Ней и не стараются пробуждать в других любовь к Ней: такая любовь не может быть великой. Истинно влюблённые в эту любезную Деву так не поступают; они желают прославлять Её по любому поводу и видеть Её любимой всем миром и никогда не упускают возможности, лично или публично, возжигать сердца благословенным пламенем любви, которая горит в них самих к их возлюбленной Царице.

Чтобы убедить каждого, как важно содействовать преданности Марии, полезно знать, что говорят об этом теологи. Святой Бонавентура говорит, что те, кто считает обязательным для себя говорить о величии Марии, уверенны в спасении; это подтверждает и Рикардо Святого Лаврентия, говоря, что восхвалять оную Царицу Ангелов — значит обретать сокровище вечной жизни[3] и добавляет, что наша милосердная Госпожа «в мире грядущем прославит тех, кто прославляет Её в сем мире»[4]. И есть ли среди любящих Марию и стремящихся возвещать о Ней те, кто не знает о Её обещании, «кто будет возвещать обо Мне, получит жизнь вечную»[5] (Сирах 24, 31 по Вульгате)? Ибо эти слова Церковь относит именно к Ней — на службе в честь Её Непорочного Зачатия. Святой Бонавентура, так много сделавший для прославления Марии, восклицает: «Возрадуйся же, возрадуйся, душа моя, множеству благ, приготовляемых тем, кто прославляет Её». Он утверждает, что всё Святое Писание говорит во славу Марии[6] (эти слова принадлежат итальянскому доминиканцу Анджело Пачиукелльо. — Прим. пер.), так давайте же всегда сердцем и языком прославлять божественную Мать, чтобы Она провела нас в царство блаженных.

Из откровений Святой Бригитты мы узнаём, что блаженный епископ Хемминг (Епископ Або с 1340 по 1366 год. — Прим. пер.) обычно начинал проповедь с прославления Марии. Однажды Пресвятая Дева явилась святой и сказала ей передать епископу, что благодаря такой благочестивой привычке Она будет ему матерью, он умрёт святой смертью, и Она Сама представит его душу Богу[7]. Он действительно умер как святой, в молитве, всецело умиротворённый. Мария также являлась доминиканцу, который всегда оканчивал проповеди словами о Ней; при его кончине Пресвятая Дева отогнала от него демонов, утешила его и Сама забрала его счастливую душу[8]. Фома Кемпийский представляет нам Марию передающей Своему Сыну душу того, кто чтил Её: «Сын Мой возлюбленнейший, смилуйся над душой слуги Твоего, любящего и прославляющего Меня»[9].

Что же касается преимуществ такой преданности для всех, Святой Ансельм говорит, что как святейшее чрево Марии открыло путь к спасению грешников, то они обязательно обратятся, слыша прославления в Её адрес, которые тоже являются средством спасения. «Разве может быть иначе? От Её прославления должно происходить спасение грешников, ведь Её чрево сделалось средством, через которое Спаситель пришёл спасти грешников»[10]. И если это так, а я полагаю, это несомненно так (как я покажу в шестой главе), что все благодати распределяет Мария, и что все спасённые спасены только через Пресвятую Деву, то отсюда обязательно следует, что всеобщее спасение зависит от проповедования о Марии и побуждении каждого уповать на Её посредничество. Хорошо известно, что именно поэтому Святой Бернардин Сиенский очистил от пороков Италию, а Святой Доминик обратил много стран. Святой Людовик Бертран (доминиканец, апостол Южной Америки. — Прим. пер.) никогда не переставал в проповеди увещать всех любить Марию; многие [святые] делали то же.

Я нашёл, что отец Паоло Сеньери Младший, который был известным миссионером, на каждой миссии говорил проповедь о преданности Марии, и всегда называл эту проповедь любимой. И в наших миссиях должно быть нерушимым правилом делать то же. Мы можем удостовериться, что в большинстве случаев не бывает более плодотворной проповеди, обильно производящей раскаяние в сердцах людей, чем проповедь о милосердии Марии. Я говорю о Её милосердии, ибо, говоря словами Святого Бернарда, «мы прославляем Её девственность, мы восторгаемся Её смирением; но потому как мы — бедные грешники, милосердие привлекает нас более и кажется слаще. Милосердие мы воспринимаем с большей любовью, мы чаще о нём вспоминаем и более настоятельно призываем его»[11]. Вот поэтому я оставляю другим авторам описывать все прерогативы Марии, а сам ограничусь по большей части Её милосердием и могущественным покровительством. Я, насколько мог, за долгие годы собрал всё, что святые отцы и самые знаменитые авторы говорили об этом. Я обнаружил, что милосердие и могущество Пресвятой Девы восхитительно переданы в молитве «Salve, Regina», чтение которой большую часть года обязательно для духовенства, поэтому я разберу эту благочестивую молитву по частям в нескольких отдельных главах. Также я думаю, что служащие Марии сочтут уместным то, что я добавил рассуждения о Её главных праздниках и добродетелях. В конце книги я поместил наиболее употребляемые благочестивые практики, одобренные Церковью.

Благочестивый читатель! Если моя небольшая работа, как я надеюсь, понравится тебе, я умоляю тебя предать меня Пресвятой Деве, чтобы я обрёл уверенность в Её заступничестве. Попроси об этой благодати для меня, а я прошу о том же для тебя, кем бы ни был ты, обретающий для меня такую милость. О, как блаженны те, кто связывает себя любовью и верой с Иисусом и Марией, этими якорями спасения! Они не будут потеряны. Давай же скажем, о мой набожный читатель, вместе с благочестивым Альфонсо Родригесом: «Мои нежно любимые Иисус и Мария, за вас я буду страдать и за вас умру, помогите же мне во всём быть вашим и ни в чём не принадлежать себе»[12]. Давайте любить Иисуса и Марию и становиться святыми, ибо нет большей надежды и большего счастья. Прощаюсь, до встречи в Небесах у ног нашей любимой Матери и Её дорогого возлюбленного Сына, где мы будем восхвалять Их, благодарить и любить Их, пребывая в Их присутствии всю вечность. Аминь.


[1] Laus Mariæ fons est indeficiens: qui quanto longius extenditur, tanto amplius impletur, et quanto amplius impletur, tanto latius dilatator. — Franco Affligeniensis. De Gratia Dei. Lib. 7 / Maxima biblioteca veterum patrum. T. 21 Lugduni, 1677, p. 307.

[2] Cum et si omnium nostrum membra verterentur in linguas, eam laudare sufficeret nullus. In festo Assumptionis Mariæ. Sermo 83 / Augustinus Hipponensis. Opus continens sermones ad populum et clerum. T. 10. Parisiis, 1651, p. 792.

[3] Honorare siquidem Mariam, thesaurizare est sibi vitam æternam. — De Laud. Virg. Liber 2, particula 1 / Richardus a Sancto Laurentio. De laudibus Beatæ Mariæ Virginis. Douai, 1625, col. 75.

[4] Glorificabit in futuro servientes sibi, et honorificantes se in præsenti. — Ibid., col. 102.

[5] Qui elucidant me, vitam æternam habebunt.

[6] Exulta igitur anima mea, et lætare in illa; quia multa bona sunt eius laudatoribus præparata. / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis, 43 / Psalterium Beatæ Mariæ Virginis a S. Bonaventura editum. München, 1642, p. 68; Si enim omnes scripturæ loquuntur de ea, erimusne nos ad eam laudandam elingues? […] Deiparam perpetuo contemplemur, voluntate vehementissime diligamus, et corde, et lingua omnimode celebremus, ut ab ipsa ad gaudia æterna perducamur. / A. Paciuchellio. Excitationes dormitantis animæ circa psalmum octogesimum sextum. München, 1677, p. 173.

[7] Dicito adhuc eidem episcopo, quod quia ipse perit me in suam charam amicam, ideo volo ei dare fidem meam, et ligare me cum eo in unum vinculum […] In fine vero vitæ volo servire et astare ei præsentando animam eius Deo (Скажите также этому же епископу, что поскольку он с любовью избрал Меня в друзья, я желаю дать ему обещание и связать себя с ним едиными узами […] А в конце жизни хочу служить ему и предстать пред ним, вверяя душу его Богу). — Revelationes, III, 13 / Revelationes cælestes seraphicæ matris Sanctæ Birgittæ Suecæ. München, 1680, p. 178.

[8] Tralascio come noto il favore, che ella fece à quel predicatore Domenicano, che solea sempre al fine de’suoi discorsi dire alcune cose di Maria: gli comparue nell’estremo di sua vita, lo conforto, lo difese da’Diavoli, e menò l’anima sua al Cielo, terminando egli la vita con quella à canto, colla quale terminava le prediche. — Affetti scambievoli. P. 1, cap. 13 / T. Auriemma S. J. Affetti scambievoli tra la Vergine Santissima. P. 1. Venezia, 1712, p. 168.

[9] Fili mi amantissime, miserere animæ famuli tui, amatoris et laudatoris mei. — Sermones ad novitios. Sermo 20 / Thomas a Kempis. Opera omnia. T. 1. Antverpiæ, 1615, p. 94.

[10] Quomodo fieri potest ut ex memoria laudis ejus salus non proveniat peccatorum, cujus uterus factus est via ad sanandum peccatores venienti Salvatori? — De excellentia beatissimæ Virginis Mariæ, cap. 1 / Anselmus Cantuariensis. Liber de excellentia beatissimæ Virginis Mariæ. Douai, 1605, p. 11.

[11] Laudamus virginitatem, humilitatem miramur; sed misericordia miseris sapit dulcius; misericordiam aplectimur carius, recordamur sæpius, crebrius invocamus. — Sermo IV in Assumptione Beatæ Virginis Mariæ / Bernardus Clarævallensis. Opera omnia. V. 1. P. 2. Paris, 1839, col. 2154.

[12] Jesu et Maria, amores mei dulcissimi, pro vobis patiar, pro vobis moriar; sim totus vester, sim nihil meus. — См.: J. E. Nieremberg. Leben des gottseligen Bruders Alphons Rodriguez aus der Gesellschaft Jesu. Augsburg, 1845, p. 90: «Jesus, Maria, mei dulcissimi amores, patiar ego, moriar ego vestri amore: sim totus vester et non meus, nec magis, quam si nunquam fuissem» (Иисус, Мария, мои сладчайшие любимые, пусть я буду страдать, пусть я умру из любви к вам: пусть я буду весь ваш, а не мой, не больше, как если бы меня никогда не было на свете).


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

К читателю

Чтобы мой труд не был подвержен чрезмерной критике, я решил, что лучше будет объяснить некоторые из содержащихся в нем утверждений, которые могут показаться опасными или неясными. Я заметил несколько таких, и если другие привлекут к ним твоё внимание, дорогой читатель, я умоляю тебя понимать их в соответствии с правилами здравой теологии и Учением Святой Римско-Католической Церкви, покорным сыном которой я объявляю себя. Во Вступлении, ссылаясь на V главу этой книги, я сказал, что воля Божия в том, чтобы все дары благодати приходили к нам через руки Марии. Эта истина очень утешительна для душ, нежно преданных нашей благословенной Госпоже, и для бедных грешников, желающих обратиться. Но пусть это не покажется противным здравому учению, ибо отец теологии, Святой Августин, как и множество других, пишет, что Мария участвует, посредством Своего милосердия, в духовном рождении каждого члена Церкви[1].

Один известный автор[2], которого никто не станет подозревать в преувеличениях или неупорядоченном благочестии, добавляет, «что, собственно говоря, Иисус Христос создал Свою Церковь на Голгофе». В таком случае, очевидно, что Пресвятая Дева участвовала самым исключительным и особым образом в свершении этого дела. В том же духе можно сказать, что хотя Она родила главу Церкви, Иисуса Христа, без мук, но не без боли Она родила тело этой Главы (подразумевается Церковь как Тело Христово. — Прим. пер.). Таким образом, на Голгофе Мария особым образом стала Матерью всей Церкви. В двух словах: Бог, чтобы прославить Мать Искупителя, всё так предопределил и устроил, чтобы Она, имея великое милосердие, могла ходатайствовать за всех тех, за кого Его Сын заплатил и принёс преизбыточную цену Своей крови, в Котором едином «наше спасение, жизнь и воскресение» (Ин 11, 25). На этом учении, и на всём, что с ним согласуется, я строю свои утверждения[3]. Эти утверждения святые не боялись отстаивать в своих благоговейных воззваниях к Марии и горячих проповедях в Её честь. Так, Святой Софроний говорит, что «в Марии есть вся благодать, полнота которой обитает во Христе, но по-другому»[4], имея в виду, что полнота благодати была во Христе, как во Главе, от которой она течёт, как из источника; а в Марии — как в шее, через которую она течёт[5]. Это мнение ясно подтверждается и преподаётся Ангельским Доктором, Святым Фомой, который говорит: «Пресвятая Дева названа “благодати полной” по трём причинам… третья в том, что Она, переполняясь, изливает её во всех людей», а затем добавляет: «эта полнота велика в каждом святом, когда в нём благодати так много, что достаточно для спасения многих; во Христе и в Пресвятой Деве благодати было в превосходной степени много, столько, что достаточно для спасения всего мира. Ибо в любой опасности можно обрести спасение через эту славную Деву; и потому сказано в Песнях Песней (4, 4) о тысяче щитов на Ней. Так же мы можем получить от Неё помощь в любом добром деле, как Она говорит нам словами Сираха: “Во мне всякая надежда жизни и добродетели” (Сирах 24, 25 по Вульгате)»[6].


[1] Mater quidem spiritu, non capitis nostri, quod est ipse Salvator, ex quo magis illa spiritualiter nata est; quia omnes, qui in eum crediderint, in quibus et ipsa est, recte filii sponsi appellantur; sed plane mater membrorum ejus (quod nos sumus), quia cooperata est charitate, ut fideles in Ecclesia nascerentur, quæ illius capitis membra sunt («Мать, впрочем, духовно не Главы нашей, Которая есть Сам Спаситель, от Которого Она, скорее, сама духовно родилась, ибо все, кои в Него уверовали, среди которых и Она, по праву сынами Жениха именуются; но, конечно, Мать членов Его, кои мы суть, ибо содействовала любовью, чтобы верующие рождались в Церкви, которые суть члены оной Главы»). Liber de Sancta Virginitate, cap. 6 / Aurelius Augustinus. Opera omnia. T. 6. Paris, 1841, col. 399.

[2] «Gesù Cristo ha formata la sua Chiesa propriamente sul Calvario» / P. Nicole. Intruzioni teologiche, e morali sopra l’Orazione Domenicale, la Salutazione Angelica, la Santa Messa, ed altre preghiere della Chiesa. Venezia, 1779, p. 120.

[3] В главах 6—9.

[4] In Mariam vero totius gratiæ, que in Christo est, plenitude venit, quamquam aliter. — Int. op. S. Hieron. Serm. de Assump. B. V. ap. Coutenson, Teol. Ment. et Cord. 1. 10 d. 6 c. 1.

[5] In Christo fuit plenitudo gratiæ, sicut in capite influente; in Maria vero, sicut in collo transfundente. Theolog. mentis et cordis. Tom. 2, Lib. 10. Dissert. 6, c. 1. Speculat. 2. in Reflexiones.

[6] Dicitur autem Beata Virgo plena gratiæ, quantum ad tria… Tertio quoad refusionem in omnes homines. Magnum enim est in quolibet sancto, quando habet tantum de gratia, quod sufficit ad salutem multorum. Sed quando haberet tantum, quod sufficeret ad salutem omnium hominum de mundo, hoc esset maximum; et hoc in Christo et in Beata Virgine. Nam in omni periculo potes salutem obtinere ab ipsa Virgine gloriosa. Unde (Cant. 4) Mille clypei, id est remedia contra pericula, pendent ex ea. Item in omni opere virtutis potes eam habere in adjutorium, et ideo dicit ipsa (Eccl. 24): In me omnis spes vitæ et virtutis. — Super Ave Maria, a. 1, co.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Молитва автора к Иисусу и Марии

Мой любящий Искупитель и Господь Иисус Христос, я, Твой ничтожный слуга, зная, как приятны Тебе ищущие прославления Твоей Пресвятой Матери, Которую Ты так сильно любишь, и как сильно Ты желаешь видеть Её всеми любимой и прославляемой, решил опубликовать эту книгу о Её величии. Я не знаю, кому ещё предать её, как не Тебе, у которого на сердце такое желание Её славы. Поэтому я посвящаю её Тебе. Прими это маленькое приношение моей любви к Тебе и Твоей возлюбленной Матери. Будь покровителем этой книги, изливая на всех, кто её читает, свет веры и пламя любви к Непорочной Деве, в Которой Ты положил надежду и Которую Ты соделал убежищем всех искуплённых. В награду за мой ничтожный труд даруй мне, молю Тебя, посредством этой книги, такую любовь к Марии, какую я желаю зажечь во всех, кто её читает.

А теперь я обращаюсь к Тебе, о Мария, моя сладчайшая Госпожа и Матерь! Ты прекрасно знаешь, что, после Иисуса, я в Тебе полагаю всю мою надежду спасения: ибо я признаю́, что всё хорошее — моё обращение, призвание оставить мир и все остальные милости, которые даровал мне Бог — всё пришло ко мне через Тебя. Ты знаешь, что ради того, чтобы увидеть Тебя любимой всеми, как Ты заслуживаешь, а также в знак благодарности, я всегда стремился проповедовать о Тебе и внушать всем святую и спасительную преданность Тебе и надеюсь продолжать это до последнего вздоха. Но я понимаю, что уже стар и немощен, поэтому, приближаясь к концу своих скитаний на пути в вечность, я желаю оставить миру эту книгу, чтобы она вместо меня продолжала проповедовать о Тебе и вдохновлять других возвещать о Твоей славе и великом милосердии, которое Ты оказываешь своим преданным слугам. Я надеюсь, о моя горячо любимая Царица, что сей малый дар любви, хотя и гораздо менее того, что Ты заслуживаешь, всё же будет угоден Тебе и принят Твоим великодушным сердцем. Простри же Свою добрейшую руку, которой Ты исторгла меня из мира и избавила от ада, и прими его и защищай, как принадлежащее Тебе. Но я прошу награды за моё небольшое приношение — я хочу больше любить Тебя. Я также прошу, чтобы каждый, в чьи руки попадёт эта книга, сразу же воспламенялся любовью к Тебе. Пусть они жаждут всё больше любить Тебя и видеть других любящими, пусть стараются с великим рвением проповедовать и содействовать, насколько смогут, Твоему восхвалению и вере в Твоё святейшее посредничество. На сие надеюсь, и да будет так.

Твой самый жалкий и любящий слуга,

Альфонс де Лигуори.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.

Заявление автора

В соответствии с декретами Папы Урбана VIII я заявляю, что не имею намерения ссылаться на что-либо, кроме человеческого авторитета, в отношении всех чудес, откровений, благодатных даров и случаев, описанных в этой книге. То же относится и к титулам святых или блаженных, применяемым к ещё не канонизированным слугам Божиим; кроме случаев, подтверждённых Святой Римско-Католической Церковью и Святым Престолом, покорным сыном которой я являюсь и суду которых я предаю себя и всё написанное в этой книге.


Перевод с английского языка осуществила Ольга Старжинская.

Впервые опубликовано в ежеквартальном журнале «Молись за нас» (№ 1 (73) 2017). Размещается на сайте dominus.by с разрешения правообладателя и переводчика.