Католические журналисты знают, что истории тех, кто откликнулся на священническое призвание, чрезвычайно популярны. Однако они часто строятся по известному всем шаблону: он обычно включают в себя «момент действия Бога», в котором субъект, чаще всего через какое-либо драматическое обстоятельство, слышит Слово Божье и находит в себе призыв стать священнослужителем или монахом. Такое призвание в рядовом случае заканчивается посвящением в сан или же принятием на себя монашеских обетов.

История Джейкоба Хаббарда совсем не такая.

У него было несколько таких вот «Божественных моментов», и надо признать, что его дорога в этом плане мало отличалась от других стезей, по которым идут призванные к служению Богом. Но в семинарии Хаббард понял, что рукоположение не его призвание. В ноябре 2018 года он был исключён из семинарии.

«Через таинство Крещения мы все призваны быть священниками, пророками и царями», — сказал Хаббард журналисту «CNA». «Поэтому, хотя я и не буду рукоположённым священником, я буду жить своим призванием, будучи священником для своей семьи — мостом между ними и Богом, жертвуя им Христа и полагаясь на Его силу, чтобы сделать это».

Во всём том, с чем столкнулся Хаббард после семинарии, можно было бы заметить «клеймо». На самом деле, многие семинаристы, которые уходят из семинарии, сталкиваются с неким подобным «клеймом», накладываемым своими друзьями, семьёй и даже самими собой.

Но эта стигматизация основана, по мнению Хаббарда, на абсолютном непонимании цели семинарии.

«Сегодняшняя позорная проблема заключается, прежде всего, в том, что, когда люди видят семинаристов, они не воспринимают их как призванных индивидуумов, они видят "мини-священников».

Семинария — это «дом распознания призвания, а не дом "мини-священников», заметил Хаббард, «и, если человек покидает семинарию, это часто тоже является положительным результатом в деле распознания призвания».

Отец Филипп Браун, ректор семинарии и Университета Святой Марии в Балтиморе, полностью согласен с таким мнением.

«И преподавательский состав семинарии, и ректор полностью удовлетворены, когда семинарист в состоянии распознать своё призвание, каким бы они ни было. Мы не считаем это провалом. Мы считаем это успехом», — пояснил Браун.

«Я говорю семинаристам, что, в конечном счёте, цель здесь не в том, чтобы стать священником, а в том, чтобы быть тем, кем Бог создал Вас», — сказал отец Браун.

Распознание с открытостью к Божьему призыву

По словам отца Джеймса Венера, ректора семинарии «Нотр-Дам» в Новом Орлеане, только около 30 % мужчин, которые первоначально поступают в семинарию, рукополагаются в духовный сан.

«Это не провал», — сказал отец Венер: «Мы думаем, что это очень взрослый процесс распознания, когда семинарист и Церковь определяют, что он не призван к священству».

«Но мы хотим дать ребятам возможность не только распознавать суть своего призвания, но и получить опыт формации. И если даже они не будут призваны стать священниками, то они уйдут отсюда более сильными, здоровыми, христианскими мужчинами, потому что они были полностью открыты для формации, так что это беспроигрышная ситуация».

«Даже если человек уходит из семинарии до рукоположения», — сказал Хаббард «CNA»: «Вы сможете стать там лучшим человеком. Вы сможете действительно выяснить, в каких областях Вы верили, а где в Вашей жизни присутствовала ложь. И тогда Вы сможете вместо неё принять Божью Любовь».

Трудности и плоды семинарской жизни

«Есть много даров, которые приходят с поступлением в семинарию, но вместе с ними появляются и испытания», — сказал Хаббард.

Когда он поступил в семинарию Святой Троицы в Далласе, он оказался лицом к лицу с множеством вызовов.

Строгий график и постоянные обязательства заставляли его быть занятым, даже без дополнительной работы, с которой обычно сталкиваются студенты дневной формы обучения, учащиеся по соседству, в университете Далласа.

«Вам нужна структура, в соответствии с которой будет построена Ваша жизнь, и эта структура должна включать в себя любовь к себе (поэтому Вы делаете то, что Вы лично любите), а затем, конечно, молитву, в ходе которой Вы получаете Любовь от Бога», — так описал он модель жизни в семинарии.

Жизнь в семинарии учила Хаббарда, что «невозможно заслужить Божью Любовь своими собственными силами, но рутина может открыть в Вас возможность получить Его Любви ещё больше».

Он рассказал, что долго анализировал священство, размышлял об этом, вёл дневник о своей молитвенной жизни во время учёбы в средней школе, а также во время реколлекций и в миссионерских поездках.

После нескольких приглашений посетить в выходные дни центр призваний, он сделал это, затем наступил «момент действия Бога», после чего Хаббард решил подать заявление в семинарию, поступив на второй курс в колледж.

Распознание призвания вне семинарии

Во время пребывания Хаббарда в семинарии он упорно трудился, чтобы быть вовлечённым в жизнь общины и воспользоваться предоставленными ему возможностями.

Летом перед выпускным курсом его он получил назначение в должность вожатого в летнем католическом лагере «Пайнс», расположенным в Восточном Техасе. Там Хаббард тесно сотрудничал с другими вожатыми, чтобы обучать детей и заботиться о них.

Хаббард сказал «CNA», что он был поражён некоторыми прекрасными и вдохновляющими семьями, с которыми встретился в лагере.

Тем летом он также участвовал в «Сердце Троицы» — двухнедельном туристическом путешествии, целю которого было открытие своего сердца. Как заявил Хаббард: «Это действительно помогло найти своё сердце и открыть мужественность, это было потрясающе».

«Возвращаясь из этого путешествия, я чувствовал, что в моём сердце больше отваги и решительности. Как ни странно, это дало мне возможность усомниться в моём священническом призвании», - сказал Хаббард.

Испытывая сомнения, он начал искать совета, доверяя их своему духовному наставнику.

Одним из самых тревожных моментов для Хаббарда стал небольшой эксперимент. Его духовный наставник попросил Хаббарда подумать о браке. Он предложил ему вообразить себя в молитве священником, возвращающимся домой после продолжительного дня полного Таинств Исповеди и Мессы, а затем вообразить в молитве, что он женат и возвращается домой к жене и детям.

«И в этот момент я настолько глубоко почувствовал, что моё сердце принадлежит семье», — объяснил Хаббард: «Нет никакого иного способа выразить это, кроме того, что я просто чувствовал себя более реальным, более присутствующим, более человечным там. Даже примитивное воображение ситуации чуть не довело меня до слёз».

Хаббард покинул семинарию в ноябре последнего, выпускного, курса.

«И с тех пор я об этом не жалею», — сказал он: «Это было прекрасное испытание. Семинария была необходимым шагом, и поэтому я знаю, что Бог просто продолжает вести меня по пути, на котором, я надеюсь, однажды будет использован полученный мною семинарный опыт, чтобы помочь исцелить тех, кто страдает вокруг меня. Я всё ещё хочу отдавать себя тем, кто меня окружает».

Означает ли это «распознание» неудачу?

Хотя семинария была полезна Хаббарду в его распознании призвания как ко священству, так и к семейной жизни, он обнаружил, что многие люди неправильно поняли причины его ухода и были убеждены в том, что он потерпел поражение.

«Я думаю, что у многих людей есть неправильное представление о том, что, когда вы уходите из семинарии, это своего рода провал. Их реакция такова: «О, мне очень жаль» — или что-то в этом роде. Стигматизация семинаристов, распознавших отсутствие призвания ко священству, должна быть искоренена, чтобы семинаристы, которые разрываются в своих решениях, не боялись, что, когда они уйдут, их друзья, их семьи, а также их приходские священники будут разочарованы».

«Стигматизация удерживает семинаристов от того, чтобы они могли правильным образом распознать своё призвание». 

«И я испытал подобное с некоторыми из моих друзей и семьи, но у меня также была и поддержка, особенно со стороны моего отца, поэтому всё было в порядке», — сказал он: «Я, определённо, чувствовал принятие своего решения».

Когда в 18 лет он поступил в семинарию, отец сказал ему, что «гордится Хаббардом, несмотря ни на что». Тогда Хаббард задавался вопросом, почему его отец не был в безумном восторге от его решения пойти в семинарию.

Отец Хаббарда, Брэд, сказал «CNA», что его первая и самая главная обязанность — молиться за своих детей. И что он хотел убедиться, что его сын будет доволен образованием, которое получит во время учебы в семинарии.

«Для меня это важно — оставить распознание призвания Богу. Как родитель, я могу лишь поддерживать и молиться, и тогда исполнится Божья Воля».

Будущее Хаббарда

В мае прошлого года Хаббард окончил университет Далласа в области философии, и теперь он планирует посещать Августинский институт для получения степени магистра в области теологии.

Он не ставит под сомнение свой выбор. Хаббард уверен, что его отношения с Богом выросли с момента его ухода из семинарии.

https/www.catholicnewsagency.com/news/discerning-in-and-discerning-out-what-happens-when-seminarians-leave-40636