Фото: i.artfile.ru

Американский беспилотный летательный аппарат нанёс авиационный удар, который в пятницу убил высокопоставленного иранского чиновника и стал причиной бурной дискуссии о концепции «справедливой войны» в учении Католической Церкви. 

Рано утром в пятницу в результате ударов беспилотника в багдадском аэропорту был убит Касем Сулеймани — глава сил «Кудс» Корпуса Стражей Исламской революции Ирана. Ответственность за содеянное позднее взяли на себя Соединённые Штаты Америки. Силы «Кудс» находятся в США в списке иностранных террористических организаций. Также в результате ударов был убит лидер иракского ополчения Абу Махди аль-Мухандис, известный своей помощью в борьбе с международной исламистской суннитской экстремистсткой террористической организацией под названием «Исламское государство».

Эти удары стали последним эпизодом в череде взаимодействий между США и Ираном, которые вызывают особенную озабоченность в связи с обострением конфликта на Ближнем Востоке. После того, как на прошлой неделе в Ираке был убит ракетным обстрелом американский подрядчик, США нанесли ответный удар по поддерживаемым Ираном шиитским боевикам, которые, по их словам, несут ответственность за это нападение. В результате контратаки США погибли 25 иракцев.

Во вторник посольство США в Багдаде было взято штурмом многотысячной толпой протестующих. Предполагалось, что за этими нападениями стоит Сулеймани.

После ударов беспилотников в пятницу утром президент Ирана Хасан Рухани в своём заявлении в «Twitter» пригрозил возмездием. По данным представителей Министерства обороны США, реакция последовала незамедлительно, фактически сразу же: в пятницу на Ближнем Востоке были развёрнуты 3000 американских военнослужащих.

В заявлении, опубликованном поздно вечером в четверг в Вашингтоне, Пентагон заявил, что удары были осуществлены по приказу президента Трампа в качестве «решительных оборонительных действий для защиты персонала США за рубежом», поскольку «Сулеймани активно разрабатывал планы нападения на американских дипломатов и военнослужащих в Ираке и во всём регионе».

«Прошлой ночью мы приняли меры, чтобы остановить войну. Мы не предприняли никаких действий, чтобы начать войну», — заявил президент Трамп в пятницу.

Госсекретарь Майк Помпео в эфире «CNN» в пятницу утром заявил, что Сулеймани представлял собой «неминуемую» угрозу для жизни американцев и планировал атаки «не только в Ираке», но и «по всему региону», однако в дальнейшем не предоставли никаких иных подробностей, отметив: «Я больше ничего не скажу о характере атаки». [Примечание команды портала «DOMINUS»: именно вследствие описываемых в статье событий запланированный на 4 января 2020 года визит Майка Помпео в Беларусь был отложен на неопределённый срок.]

США оправдывали удар беспилотника как законную казнь человека, ответственного за гибель сотен американских военнослужащих в прошлые годы и за недавние атаки на американские базы в Ираке силами, поддерживаемыми Ираном.

Фото: pinterest.com.mx

Доктор Кевин Миллер, теолог-моралист из Францисканского университета Стьюбенвилла (штат Огайо, США), поделился своим мнением о применении католической концепции «справедливой войны» в данной ситуации.

По его словам, католическое учение о применении смертоносной силы «не исключает такого рода вещей», как целенаправленная казнь военных лидеров. «Если Сулеймани стоял за нападениями на посольство США в Багдаде, как утверждается, то мы говорим о нападении на американских гражданских лиц, — заметил Миллер. — Защита своей жизни, а также жизни других людей, в теории "справедливой войны" предусматривает, так называемые, упреждающий удар, или превентивную атаку». 

Католическая Церковь также придерживается двух категорий: jus ad bellum и jus in bello. Эти же категории используются в международном праве и регулируют два аспекта войны: jus ad bellum — нормы права, регулирующие вступление в войну (дословно с латыни: «закон до войны»); и jus in bello — непосредственные правила ведения войны (дословно с латыни: «закон в войне»). Первый оформляет причины: ПОЧЕМУ Вы начали войну и ведёте военные действия. Второй же — определяет, КАК Вы воюете: протекает ли вооружённая борьба законными, с точки зрения международного военного права, способами.

Вместе с тем Миллер предупредил о том, что при таком применении силы необходимо проявлять благоразумие, а именно рассматривать возможность возникновения большего зла на месте угрозы, которую якобы Сулеймани представлял для гражданского населения. Если бы его место занял другой чиновник и продолжил бы угрожать мирным жителям или если бы смерть Сулеймани вызвала бы «вакуум власти» с закономерной охлократией (фактически, правлением толпы на улицах), ситуация могла бы стать «хуже, а не лучше».


КАТЕХИЗИС КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ (ККЦ) УЧИТ НАС:

«Нужна большая строгость при определении точных условий, оправдывающих законную самозащиту посредством военной силы. Серьёзность такого решения налагает требование соблюдать строжайшие условия нравственной легитимности. В этом случае необходимо одновременно:

— чтобы ущерб, наносимый агрессором нации или сообществу наций, был длительным, тяжёлым и бесспорным;
— чтобы любые другие возможности положить ему конец оказались нереальными или неэффективными;
— чтобы налицо были серьёзные возможности успеха;
— чтобы применение оружия не привело к большему злу и беспорядку, чем то зло, которое надо прекратить. Мощность современных средств разрушения играет большую роль при решении о том, налицо ли это последнее условие».

ККЦ 2309


«Беря во внимания эти опосредованные войны Ирана в Ираке и в других местах на Ближнем Востоке, если данное действие приведёт, в конечном счете, к эскалации этой войны — даже если это может на данный момент положить конец попыткам атаковать наше посольство — если это, в конечном счёте, приведёт к эскалации ситуации, ухудшению этой опосредованной войны, которая продолжается, я не вижу, как это сможет сделать конечное положение дел лучше, а не хуже», — сказал Миллер «Catholic News Agency (CNA)».

«Мне кажется, что это одна из тех ситуаций, в которых Вам действительно необходимо вначале убедиться, что Вы не попадаете в ловушку, говоря: "Что может пойти не так?" — даже не подумав хорошенько об этом», — заявил он.

Вопрос о законности даного действия также всплыл в пятницу. Агнес Калламар, специальный докладчик Организации Объединённых Наций (ООН) по внесудебным казням и директор Глобальной Свободы Выражения Мнений в Колумбийском Университете, написала в пятницу в «Twitter»: «Вне контекста активных военных действий использование беспилотных летательных аппаратов или других средств для целенаправленного убийства почти никогда не будет законным».

«Использование таких средств и возможностей, — сказала она, — может быть только в случаях "имманентной угрозы жизни" — в тех моментах, которые находятся в "очень узких" рамках случаев "упреждающей самообороны"».

«Этот эпизод вряд ли будет оправдан в этих конкретных случаях», — завершила госпожа Калламар свой твит.

Угроза возникновения регионального конфликта среди религиозных меньшинств в Ираке вызвала обеспокоенность со стороны групп защиты христиан и оказания им помощи.

«Увеличенная напряжённость повышает вероятность контратак на религиозные меньшинства», — заявил в своём пятничном обращении Тофик Бааклини — президент группы «В Защиту Христиан».

«Мы предвидим большую нестабильность, а нестабильность — это враг христиан и других меньшинств», — сказал Майкл Ла Cивита из «Католической Ближневосточной Ассоциации Благоденствия» — одной из Папских «организаций помощи».

catholicnewsagency.com/news/are-targeted-drone-strikes-allowed-under-just-war-theory-15850