[Примечание команды «DOMINUS»: Поскольку среди нас есть врачи и теологи (в том числе, и моралисты), исходный текст был значительно переработан с целью отражения максимально достоверной информации по рассматриваемому вопросу без панической истерии, нагнетаемой большинством средств массовой информации.]

По мере того, как мир сталкивается с последствиями пандемии, вызванной COVID-19, возникают некоторые моральные вопросы. На каждом уровне и в каждом секторе общества люди рассуждают, как им правильно поступить. От прагматичных закупок гречневой крупы и туалетной бумаги до вопросов жизни и смерти, порождённых отсутствием централизованной медицинской системы и развитым туризмом в Италии — таких этических дилемм великое множество.

Джозеф Мини — Президент Филадельфийского Национального Католического Центра Биоэтики — сообщил «Crux», что католическая мораль «сконцентрирована на готовности идти на жертвы ради других».

Ниже приводятся выдержки из его разговора с «Crux». Жирным шрифтом выделены реплики интервьюера из «Crux», после них обычным шрифтом следуют высказывания господина Мини.

Некоторые личности говорят, что это, цитата, «самое радикальное международное событие со времён Второй Мировой Войны, с огромными жертвами, на которые идут люди», конец цитаты. С этим можно поспорить, конечно же, если внимательно разобраться в вопросе количества жертв других эпидемий и пандемий, в том числе, и недавних. Так или иначе, оправданы ли жертвы чем-либо в подобных ситуациях как таковые?

Одним словом, да. Католическая мораль основана на готовности идти на жертвы ради других. Есть много людей, чьи жизни можно спасти, приняв чрезвычайные меры. Эти решительные действия оправданы и даже необходимы ввиду наличия в различных странах реального потенциала для чрезмерной нагрузки на сектор здравоохранения, особенно в области интенсивной терапии и реанимации.

Однако следует сказать, что сворачивание целых огромных секторов современной экономики обходится очень дорого. Этический анализ того, что мы должны делать как общество, должен учитывать также и потенциальную возможность ещё большего числа смертей в результате потери работы и экономических трудностей, а также потенциальных гражданских беспорядков, которые могут возникнуть в результате длительного нарушения нормальной деятельности государств.


Одной из проблем, связанных с пандемией COVID-19, является большое число госпитализаций, которые потенциально могут перегрузить здравоохранение. Есть мнения о том, что причина итальянского кризиса лежит как раз в отсутствии надлежащей централизации и отсутствия системности, как таковой, в их национальном здравоохранении. Вследствие всего этого, в последнее время итальянские врачи задают этические вопросы, в духе того, кто должен получить помощь в первую очередь. Несмотря на наличие чёткого консенсуса Всемирной Организации Здравоохранения (при РАВНОЙ тяжести состояния, независимо от половой, расовой, этнической, религиозной, национальной и возрастной принадлежности, помощь оказывается лицу, ПЕРВОМУ поступившему в стационар), многие медики в Италии пренебрегают им. Что необходимо учитывать католикам в этом вопросе?

Оказание медицинской помощи является морально-нравственным долгом, поэтому никому не может быть отказано в медицинской помощи. Проблема, которая в настоящее время стоит перед Италией и, чисто теоретически, вскоре может возникнуть в других странах с подобными подходами к организации здравоохранения, заключается в том, что определённое интенсивное лечение не может быть предоставлено более чем некоторому количеству пациентов одновременно. Например, существует только конкретное количество аппаратов искусственной вентиляции лёгких. В таких ситуациях, и тут Всемирная Организация Здравоохранения поддерживает Католическую Церковь, необходимо установить справедливую форму сортировки. Медицинский термин «сортировка» относится к распределению пациентов на основании их непосредственных потребностей в лечении, учитывая при этом их шансы на получение пользы от доступных методов лечения.

Конкретнее говоря, должны использоваться объективные критерии для предоставления наиболее ограниченных интенсивных методов терапии тем из нуждающихся, кто находится в наиболее тяжёлом состоянии, но всё ещё может извлечь из них пользу. Должна учитываться и очерёдность. Это трагично, когда у пациента столько сбоев в работе систем органов, что он вряд ли выживет, но, несмотря на это, морально неправильно насильно отбирать у него аппарат искусственной вентиляции лёгких в пользу других тяжело больных пациентов, которые, скорее всего, выживут, если дать им этот шанс, однако поступили в учреждение здравоохранения после этого пациента. Аналогичным образом, морально неприемлемо помещать пациента на аппарат искусственной вентиляции лёгких, когда он явно может выжить без него, а другие пациенты подвергаются серьёзному риску смерти, если они не получат такую форму медицинской помощи.

Добавлю, что необходимо сделать всё возможное для увеличения количества дефицитного медицинского оборудования, которое необходимо некоторым государствам в настоящее время. Кроме того, всем пациентам должна быть оказана хотя бы паллиативная помощь, включая обезболивающие препараты, даже если они не могут получить всю терапию, которую мы хотели бы предоставить.

COVID-19 непропорционально сильно поражает пожилых людей. Средний возраст летальных исходов в Италии составляет 79,5 лет. Однако по мере выздоровления в больнице по-прежнему остаётся большое число более молодых людей, нуждающихся в респираторной поддержке. Это привело к появлению со стороны ряда итальянских врачей предложений об отказе от использования аппаратов искусственной вентиляции лёгких для людей старше определённого возраста. По мнению Всемирной Организации Здравоохранения, это грубейшее посягательство на человеческое достоинство и принципы биомедицинской этики, если подобное осуществляется в мирный (не во время войны) период. Учитывая ограниченность ресурсов и относительное ожидание выздоровления с учётом возраста, может ли подобное предложение итальянских медиков быть этичным с позиций Католической Церкви?

Нет. И точка. Понимаете, крайне неэтично сортировать людей просто на основе их возраста, расы, пола, наличия инвалидности и так далее... Это правда, что некоторые пожилые пациенты могут не соответствовать объективным критериям доступа к аппарату искусственной вентиляции лёгких в кризисной ситуации, потому что они умирают и спасти их невозможно, но это также может быть верным утверждением и для более молодых пациентов. Мы должны быть очень внимательны к тому, чтобы не делать никаких различий и не устанавливать никаких искусственных границ. Скользкая дорога быстро приводит к падению, человеку стоит лишь начать движение по ней.

Ещё одна проблема, которую мы видели, — это пустые полки супермаркетов в некоторых государствах. Можете ли Вы прокомментировать, как провести границу между разумной подготовленностью к чрезвычайной ситуации и греховным чрезмерным накопительством?

Это большая проблема в ряде стран. Она часто возникает вследствие человеческой объективной глупости: люди покупают годовой запас туалетной бумаги, хотя очевидно, что нет резона закупаться более, чем на несколько месяцев, — и может даже привести к опасным для общества последствиям, когда люди расхватывают все медицинские маски в условиях острого дефицита их для медицинских работников (если, конечно, нет централизованной системы закупок для учреждений здравоохранения, но Вы сами понимаете, что в разных государствах системы разные).

Мы должны разумно подготовиться к нуждам нашей семьи, но ясно, что «паническая закупка» — это угроза общему благу. Государственные и другие учреждения обязаны не допускать людей к чрезмерному накоплению путём ограничения количества приобретаемых дефицитных товаров, отпускаемых в одни руки.

К счастью, в большинстве мест нет реального структурного дефицита предметов первой необходимости, только временное нарушение, вызванное эгоизмом и паникой людей, действующих довольно иррациональным образом. Католики, в частности, должны спрашивать себя: действительно ли я нуждаюсь в том или этом? Кстати, если Вам интересно, я написал эссе на данную тему, которое было размещено на сайте «NCBC». Называется «Наши лучшие ангелы».

А как насчёт международного уровня? Коммунистический Китай, например, неохотно поставляет маски, отдавая приоритет собственной национальной безопасности. Если страна разрабатывает вакцину, разрешается ли ей отдавать предпочтение вакцинации собственных граждан, даже если другая страна может нуждаться в ней больше?

Это правда, что «благотворительность начинается дома». На нас лежит преобладающий моральный долг помогать близким членам семьи. Да, причём сильнее, чем тем людям, которые находятся далеко от нас. С другой стороны, то, что может принести пользу всему человечеству (например, новая эффективная вакцина), не должно скапливаться в одном месте. Поиск правильного баланса может быть непростым. Было бы замечательно, если бы гуманитарные действия восторжествовали над эгоизмом или жадностью. Кроме того, люди будут помнить, какие страны и учреждения проявляли щедрость во времена нужды, а какие — нет.

Время особенно трудное нынче для тех, кто хочет принять Святые Таинства. Какие ориентиры должны иметь в виду церковные иерархи в этот период?

Наша католическая вера очень конкретна и понятна в одном фундаментальном пункте. Наша вечная судьба гораздо важнее нам, чем наша физическая жизнь. Мученики предпочли, и предпочитают по сей день, умереть, но не нарушить свои религиозные убеждения и ориентиры совести.

Нет большей благотворительности или религиозного долга, чем помочь умирающему человеку с Последними Таинствами. Некоторые учреждения чрезвычайно затруднили священникам доступ к тем, кто умирает. Это очень серьёзное нарушение религиозной свободы. Следует принимать меры предосторожности, но для верующего в конце его земного пути нет более важного помощника, чем священник. Отмечу, что большинство правительств мира, вводящих в эту пандемию карантин, игнорируют религиозные права собственных граждан: почему-то Вы можете выйти из дома, чтобы совершить пробежку или выгулять собаку, но пойти в Церковь? Нет, Вам нельзя. Это ужасно...

Конечно, учитывая реальную угрозу заражений, Самой Церкви необходимо найти творческие решения. Да, это может быть опасно: большая толпа, собранная вместе в замкнутом пространстве для Святой Мессы. Как избежать такого? Ну, например, можно проводить больше Месс с ограниченным количеством людей. Вот Польша, например, пытается идти по этому пути. Ещё меня невероятно вдохновил один американский священник в Оклахоме: он отслужил Мессу на стоянке, используя громкоговорители и FM-трансмиттеры (устройства, выводящие звук с микрофона на радиоволну; это работает на небольшом расстоянии, где-то в несколько десятков метров, поэтому не запрещается правительствами; можно просто включить приёмник в машине и чётко слушать молитву, несмотря на закрытые окна автомобилей и хорошую шумоизоляцию), при этом верующие оставались в своих автомобилях — что невероятно важно, они полноценно участвовали в Святой Мессе, ведь был факт их физического присутствия непосредственно на месте Литургии, на стоянке. С трансляцией в интернете, по телевизионной сети или радио это так не работает: участия в Святой Мессе не будет, так как человек будет отсутствовать на непосредственном месте Её проведенеия. Кстати, примерно в таком же виде на той стоянке происходила и Исповедь: люди исповедовались священником, проезжая на машинах мимо импровизированного конфессионала.

Ясно, что во времена пандемий и эпидемий люди нуждаются в большей духовности, а не в меньшей. Мы должны уделять не меньшее внимание наличию доступа к Таинствам, чем другим жизненно важным вещам, например, продовольственным магазинам. В конце концов, не хлебом единым живёт человек…

Многие интернет-инициативы, тем не менее, прекрасны. У нас есть возможность смотреть Мессу онлайн и практиковать, так называемое, «духовное причастие», если уж нет возможности реального участия в Святой Мессе и настоящего Причастия. Конечно, это и близко нельзя сравнивать, но, тем не менее, хоть что-то...

Меня очень тронули новости о том, как священники выходят с Монстранциями и благословляют города Святым Телом Христовым. Один священник даже пролетел на самолёте и благословил всю свою страну с воздуха!

Наконец, чему может научить нас история? Много подобных проблем было во время пандемии испанского гриппа столетие назад: закрытие церквей, карантин и так далее — даже нынешние вспышки геморрагической лихорадки Эбола повлияли на жизнь, особенно в Африке.

Да, удивительно, как мало культурной памяти сохранилось о великом гриппе 1918—1919 годов, который убил гораздо больше людей, чем Первая Мировая Война. Есть исторический факт: в городах, где были приняты решительные профилактические меры, уровень смертности был гораздо ниже, чем в тех, где власти разрешили проводить парады и продолжать обычную жизнь во время распространения вируса.

Мы должны прислушаться к урокам истории. Иногда люди сами себе являются злейшими врагами, особенно когда они не действуют рационально. В этих обстоятельствах общее благо должно защищаться государственными и иными властями. К сожалению, мы живём в индивидуалистическую и гедонистическую эпоху.

К этому добавляется ещё одна проблема. Многие восстают против того, чтобы некоторые их свободы были ограничены. Люди бунтуют против того, что они больше не могут потакать определённым своим удовольствиям, даже если на то есть объективные причины. Возможно, это не просто совпадение, что то, что компетентные власти и органы здравоохранения велят нам делать, попадает на литургический период Великого Поста, когда мы призваны совершать покаяние и приносить жертвы.

На основе материалов с сайта, с авторской доработкой: https://cruxnow.com