Новое постановление Верховного Суда США по вопросу «церковного исключения» должно укрепить решимость католических школ набирать на работу учителей, живущих в соответствии с учением Церкви в вопросах сексуальной морали, — считают два юриста, специализирующихся на защите свободы вероисповедания.

[Примечание команды «DOMINUS»: «Церковное исключение», которое также известно под названием «(священно)служительское исключение», — правовая норма в США, которая запрещает применение антидискриминационных законов в трудовых отношениях религиозных институтов со своими «(священно)служителями». Например, женщина, считающая себя англиканским духовным лицом, после возвращения в лоно Католической Церкви не может в судебном порядке принудить католическую епархию нанять себя на должность, требующую, согласно каноническому праву, наличие духовного сана (который может быть лишь у мужчины). Таким образом, «церковное исключение» отдаёт приоритет учению конкретной религиозной организации в вопросах внутреннего трудоустройства, а не светским законам о недопустимости дискриминации. На наш взгляд, американский подход, который основан на гарантии свободы вероисповедания для любого гражданина, максимально рационален и логичен: если не принимаешь учение религиозного института, ищи работу в другом месте. Тем не менее, данная правовая норма часто оспаривается лицами, считающими, что те или иные вероучительные доктрины кого-либо дискриминируют. 8 июля 2020 года Верховный Суд США принял постановление по вопросу «церковного исключения», о котором и пойдёт речь в статье.]

«В настоящее время общественность оказывает большое давление на католические школы, католические благотворительные организации и Церковь в целом, чтобы они отказались от своего учения о браке и человеческой сексуальности», — сказал Джон Бёрш, старший юрисконсульт и вице-президент по апелляционной защите в организации «Alliance Defending Freedom».

Он выразил «CNA» надежду на то, что сегодняшнее постановление будет способствовать тому, чтобы Церковь (и, особенно, католические школы) была более уверена в том, что Её общины будут жить в соответствии с собственным учением.

«Это должно дать им некоторую степень уверенности, которой они, возможно, не имели раньше, в том, что они получат правовую защиту, когда будут отстаивать свою доктрину», — сказал Бёрш.

В решении по делу «7-2», принятом в среду, Верховный Суд постановил, что на двух учителей католических школ в штате Калифорния распространяется правовая доктрина «церковного исключения», запрещающая вмешательство правительства в трудовые отношения между священнослужителями и религиозными организациями.

Дело «Школа Матери Божьей Гваделупской против Моррисси-Берру» касалось двух учителей калифорнийских католических школ, контракты которых не были продлены. Изначально это были два дела, которые Верховный Суд объединил в одно. Учителя утверждали, что их увольнения были основаны на инвалидности и возрасте, а не на плохих показателях работы. Школы утверждали, что на них не распространяется действие законов о недопустимости дискриминации в области занятости, потому что к ним должен быть применён принцип «церковного исключения».

В центре дела находился вопрос о том, кого считать такое «(священно)служителями», поскольку понятие «minister» (рус. служитель) может быть интерпретировано по-разному. В решении по делу «Осанна-Табор против Комиссии по Равным Возможностям при Трудоустройстве» 2012 года Верховный Суд единогласно поддержал «церковное исключение» в отношении учителя одной из лютеранских школ, которому было присвоено звание «служителя». В сегодняшнем постановлении судьи определили, что служителями (пусть и без духовного сана) можно считать и учителей католических школ. Было отмечено, что, несмотря на отсутствие признания Католической Церковью статуса «священников» за учителями, они, фактически, исполняли ту же работу, что и в деле Осанны-Табор: среди прочих своих обязанностей, передавали ученикам доктрины религиозной веры, то есть могли считаться «служителями». По этой причине, исходя из специфики прецедентного права, и было принято судебное решение.

Адель Кейм, адвокат юридической группы «Becket», занимающейся вопросами религиозной свободы, заявила, что решение суда подкрепляет идею о том, что «правительство не должно заниматься тем, чтобы рассказывать религиозным школам о том, кто способен обучать их студентов вере».

Кейм, работавшая над этим делом, сказала «CNA», что «восторжествовал принцип здравого смысла», коренящийся в Первой Поправке к Конституции США, который помогает обеспечить здоровое разделение Церкви и государства.

Она отметила, что на протяжении десятилетий суды признают, что закон о недопустимости дискриминации в области занятости (в частности, раздел VII) не применяется в некоторых случаях, когда речь идет о религиозных учреждениях.

Этот принцип важен в делах, связанных с сексуальной моралью. В прошлом месяце Верховный Суд постановил в деле «Босток против округа Клейтон», что работодатели не могут увольнять работников по причине их сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Тем не менее, Кейм отметила, что даже в решении по делу Бостока был сделан реверанс в сторону свободы вероисповедания: было признано, что существует особый набор правовых доктрин, которые действуют в случае религиозных организаций, а «церковное исключение» было приведено как один из примеров.

«Это защищённая область, что даёт религиозным организациям независимость в принятии решений о том, кто будет выполнять основные религиозные функции. И поэтому раздел VII не может применяться в таких ситуациях», — сказала она.

«Если можно доказать, что работник выполняет важные религиозные функции, то это та зона, где государство просто обязано держаться подальше».

В нескольких резонансных случаях, имевших место в последние годы, были уволены учителя католических школ, вступившие в гражданский однополый «брак».

Бёрш подчеркнул, что сегодняшнее постановление может защитить школы от судебных исков в таких ситуациях при условии, что они смогут продемонстрировать, что от учителей предполагается, в том числе, и передача веры ученикам.

«Если учитель считается "служителем" в школе, как в случае рассмотренного сегодня дела, то раздел VII не будет применяться в таких ситуациях, независимо от того, какой иск предъявляется, — отметил он. — В "церковном исключении" просто говорится, что федеральное правительство не может участвовать в регулировании правил трудоустройства, когда речь идёт о религиозных учреждениях и их "(священно)служителях". Так что решение по делу Бостока не будет экстраполироваться на подобные ситуации».

Работники, не являющиеся учителями, будут оцениваться аналогичным образом: суды будут рассматривать их служебные обязанности, чтобы определить, является ли эта роль служением по своей природе. Например, школьный уборщик, который присутствует в здании только в нерабочее время и не отвечает за передачу веры, скорее всего, не будет считаться служителем (по мнению господина Бёрша).

В городе Индианаполис (столица и крупнейший город штата Индиана) в прошлом году два консультанта по вопросам профессиональной ориентации были уволены из местной католической школы за вступление в гражданский однополый «брак», а затем и социальный работник потерял свою должность после того, как публично защищал права этой ЛГБТК+-пары.

Бёрш сказал, что подобные решения о трудоустройстве будут приниматься исходя из того, какие ожидания предъявляют работники и какие обязанности они несут в связи с занимаемой должностью.

В отношении консультантов по вопросам профессиональной ориентации суды могут рассматривать следующие вопросы: «Имеют ли они какое-либо религиозное или богословское образование или подготовку? Предполагается ли, что они будут передавать принципы католической веры студентам в процессе работы над своими повседневными обязанностями? Будут ли они поощрять студентов к рассмотрению религиозных призваний, например, стать католическими священниками или монахинями?».

«Чем больше подобных моментов имеется в наличии, тем больше вероятность того, что суд будет рассматривать консультанта в роли служителя», — заключил Бёрш.

«Каждый [случай] будет представлять собой изучение фактов и обстоятельств того, насколько от конкретного человека ожидается вклад в распространение веры среди других людей. И если он будет значимым, то почти наверняка работник будет признан судом "служителем". Если же нет, то не будет, скорее всего,» — добавил юрист.

Те же принципы применимы и к другим католическим организациям. Например, социальный работник католической благотворительной организации, которому поручено избегать религиозных разговоров в своей работе с приёмными семьями, скорее всего, не будет считаться «служителем». Напротив, социальный работник, которому поручено распространять Евангелие и поощрять посещение Святых Месс, публичных молитв и католических школ, вероятнее всего, будет признан «(священно)служителем».

«Всё будет зависеть от того, чего именно организация ожидает от того или иного сотрудника при выполнении им своих служебных обязанностей», — подчеркнул Бёрш.

Он также прокомментировал положения о нравственности, добавленные в трудовые контракты для учителей в некоторых католических епархиях, указав, что таким образом преподаватели принимают и соглашаются публично соблюдать учение Церкви.

«Даже до дела школы Матери Божьей Гваделупской все стороны должны были чувствовать себя уверенно по поводу обсуждаемых вопросов, ведь трудовые отношения всегда строятся на добровольной основе в демократическом обществе, — продолжил господин Бёрш. — Суды уже давно признали, что "церковное исключение" позволяет религиозным организациям нанимать на определённые должности лишь лиц, полностью разделяющих их вероучительные убеждения. Тем не менее, я думаю, что наличие ещё одного судебного прецедента должно помочь Церкви быть ещё более стойкой в отстаивании Её позиций».

Госпожа Кейм согласилась с тем, что сегодняшнее постановление обнадеживаёт религиозные школы, которые просят учителей соблюдать основные моральные принципы.

«Я думаю, что Верховный Суд ясно дал понять это, — резюмировала она, — приняв одинаковые решения по двум делам за восемь лет, в которых ясно и конкретно сказано, что "обучение и формирование учеников в католической вере являются жизненно важными религиозными обязанностями". ... Дважды! Решения Верховного Суда "9-0" и "7-2" просто кричат нам о том, что государство не может навязывать религиозным организациям подбор преподавательского персонала внутри их образовательных учреждений».

catholicnewsagency.com