Кардинал Ньюмен написал эту записку мистеру Роберту Уилберфорсу, бывшему англиканскому архидьякону, обращённому в католицизм, чтобы помочь опровергнуть возражения некоторых из его друзей-протестантов против догмы Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии.

I

  1. Мне настолько тяжело проникнуть в чувства человека, который понимает доктрину Непорочного Зачатия, но выступает против неё, что я не уверен, стоит ли мне пытаться говорить на эту тему.  Двадцать лет назад меня обвинили в поддержке этого учения в одной из первых написанных мною книг [«Приходские и простые проповеди, том 2»]. С другой стороны, этот факт сам по себе может служить аргументом против тех, кто со мной не согласен: ведь если действительно столь тяжело принять это учение, то почему в те времена мне было так легко сделать это?
  1. Разве несогласный не думал, что Ева была создана или рождена без первородного греха? Почему его не шокирует этот факт? Захотел ли бы он поклоняться Еве в её первоначальном состоянии? Почему тогда [кто-то должен поклоняться] Марии?
  1. Не верит ли он, что Святой Иоанн Креститель обладал Благодатью Божьей, которой он был восстановлен, ещё до своего рождения? Во что же мы верим о Марии, если не в то, что эта Благодать была дарована ей раньше? Мы всего лишь утверждаем, что эта Благодать была дана Ей с первого момента Её существования.
  1. Мы не говорим, что Она не обязана Своим спасением смерти Своего Сына.  Напротив, мы говорим, что среди всех простых детей Адама Она в наиболее истинном смысле является плодом и достижением Его страстей. Для Неё Он сделал больше, чем для кого-либо ещё.  Другим Он даёт благодать и восстановление в какой-то момент их земного существования; Ей же — в самом его начале.
  1. Мы не утверждаем, что Её природа отличается от нашей. Хотя, как говорит Святой Августин [Кентерберийский], мы стараемся не упоминать Её в том же предложении, где говорим о грехе, однако без Божьей Благодати она, несомненно, была бы таким же слабым созданием, как Ева. Более богатый дар Благодати сделал Её тем, чем Она была с самого начала. Её нерушимость сохранилась не благодаря Её природе, а благодаря изобилию Благодати, сдержавшей природу от тех действий, которые природа всегда совершает. Между нами и Ею нет качественной разницы — только непостижимая разница в степени. И Она, и мы просто спасены Благодатью Христа.

Так что, честно говоря, я не совсем понимаю, в чём трудность, и хотел бы, чтобы она была чётко сформулирована словами. Добавлю, что написанное выше заявление не является моим частным мнением. Я никогда не слышал ни об одном католике, который считал бы иначе. Я никогда не слышал, чтобы кто-то высказывал иное мнение.

 II

 Далее, относилось ли оно к первоначальному учению? Никто не может ничего добавить к [Божьему] Откровению. Оно было дано раз и навсегда, но по прошествии времени то, что было дано раз и навсегда, мы понимаем всё яснее и яснее. Великие Отцы и святые ошибались в том смысле, что, поскольку предмет, о котором они рассуждали, не был тщательно проанализирован и Церковь не высказалась о нём, они в своих выражениях не придавали должного внимания его истинному собственному значению. Например:

  1.  Символ Веры Святого Афанасия утверждает, что Сын является «необъятным» [immensus] (в протестантской версии — «непостижимым»). Епископ Булл, хоть и защищает доникейских Отцов, удивляется тому, что «почти все они, кажется, не понимали невидимости и безграничности Сына Божьего». Считаю ли я, что они этого не понимали?  Нет, я думаю, что они говорили непоследовательно, потому что выступали против других ошибок и не обращали внимания на тонкости и возможности интерпретаций иных аспектов их высказываний. Когда появился еретик Арий и Отцы увидели, как были использованы их допущения, они отозвали их.
  2. Великие Отцы IV века (большинство из них), кажется, считают, что наш Господь в человеческой природе был невежественен и возрастал в познании, как, кажется, говорит Лука. Это учение было осуждено Церковью в следующем веке, когда появилась ересь монофизитства.
  3. Аналогичным образом, были и Отцы, которые, как могло казаться, отрицали первородный грех, вечное наказание и так далее…
  4. Кроме того, знаменитое определение «единосущный» по отношению к Сыну, которое содержится в Никейском символе веры, было осуждено семьюдесятью годами ранее великим Антиохийским собором [Примечание команды “DOMINUS”: Вероятнее всего, имеется в виду Антиохийский собор 269 года.], на котором присутствовали и святые. Почему? Потому что тот собор имел в виду под этим словом нечто иное.

 Теперь же, касательно учения о Непорочном Зачатии, в ранние времена оно подразумевалось и никогда не отвергалось. В Средневековье Святые Фома и Бернард отрицали его, но лишь потому, что поняли это выражение в ином смысле, нежели тот, в котором Церковь понимает его сегодня. Они думали о Матери Пресвятой Богородицы и считали, что это противоречит тексту «во грехе зачала меня моя мать». Мы же говорим о Непорочном Зачатии касательно Пресвятой Девы Марии, а то противоречивое учение (против которого и выступали Святые Фома и Бернард) действительно является еретическим.

 III

Что касается раннего восприятия Пресвятой Девы, то, действительно, частое сравнение Марии и Евы кажется очень сильным. Он есть у Святого Иустина, Святого Иринея и Тертуллиана — троих самых ранних Отцов на трёх разных континентах: в Галлии, Африке и Сирии. Например, «узел, который завязало непослушание Евы, был развязан послушанием Марии; то, что связала Дева Ева неверием, Мария развязывает верой». И снова: «Дева Мария стала заступницей (параклетом) Девы Евы, чтобы, как человечество было через Деву обречено на смерть, так и через Деву оно было спасено, равновесие сохранилось, непослушание Девы против послушания Девы» (Святой Ириней, Haer., 19). Снова: «Как Ева, став непослушной, стала причиной смерти для себя и для всего человечества, так Мария, будучи послушной, стала ПРИЧИНОЙ СПАСЕНИЯ как для себя, так и для всего человечества». И снова: «Ева, будучи Девой и неискажённой, родила непослушание и смерть, но Дева Мария, приняв веру и радость, когда ангел Гавриил принёс ей благую весть, ответила: “Пусть всё произойдёт со мной” и т. д.» И снова: «Грех, который Ева совершила, поверив, Мария, поверив, загладила».

 

  1. Так вот, возможно ли отказаться видеть, что, согласно этим Отцам, которые являются самыми ранними из ранних, Мария была типичной женщиной, как и Ева, что обе были наделены особыми дарами благодати и что Мария победила там, где Ева проиграла?
  1. Кроме того, какой свет проливают эти фрагменты на учение Святого Альфонса о двух лестницах, про которое иногда идёт речь? Ты видишь, что, согласно этим самым ранним Отцам, Мария развязывает то, что связала Ева; человечество спасается через Деву; послушание Марии становится причиной спасения всего человечества. Кроме того, особенный путь, которым Мария совершает это, подчёркивается тем, что ранние Отцы называют Её заступницей. Это же слово применяется по отношению к нашему Господу и ко Святому Духу: к нашему Господу — как к Тому, Кто заступается за нас в Своей Собственной Личности; ко Святому Духу — как к Тому, Кто заступается за нас в святых. Это белый путь, точно так же, как особым путём нашего Господа был красный путь, то есть путь Искупительной Жертвы.
  1. Также какой свет проливают эти отрывки на два текста из Священного Писания? Мы читаем: «Она будет поражать тебя в голову» [Примечание команды “DOMINUS”: К сожалению, на русском и беларусском языках здесь никогда не употребляется женский род, как об этом пишет Ньюмен (у нас это мужской, реже средний: потомок, потомство, семя и т. д.). Тем не менее, при прочтении текста в безличной форме такая интерпретация, да, возможна.]. Вот же, тот факт, что мы читаем «она будет поражать», уже имеет определённый вес, так почему бы не могло оказаться, что наше прочтение правильное? Но сравните разные отрывки Священного Писания и посмотрите, как все они соответствуют друг другу в нашей интерпретации. Книга Бытия рассказывает о войне между женщиной и змеем. Кто этот змей? Писание не даёт ответа на этот вопрос до 12 главы книги Апокалипсиса. Там, наконец, впервые «змей» трактуется как злой дух. Каким образом он там появляется? Конечно, в сцене, снова же, с Женщиной, как её враг. И как в отрывке из книги Бытия Женщина имела «потомство», так и тут она имеет «Дитя». Можем ли мы тогда отрицать, что Женщиной из третьей главы книги Бытия является Мария? И, если это так и наше прочтение правильное, то первое пророчество сравнивает Вторую Женщину с Первой — Марию с Евой, как про это говорят Святой Иустин, Святой Ириней и Тертуллиан.
  1. Более того, посмотрите, какое непосредственное отношение это имеет к Непорочному Зачатию. Женщина и змей вели войну. Это наиболее ярко проявляется тогда, когда Она не имеет ничего общего с грехом, потому что каждый в той мере, в какой он грешит, заключает союз со злым духом.

 IV

 Я хотел бы, чтобы было понятно, почему я обращаюсь к Отцам и Священному Писанию. Не для того, чтобы доказать учение, а для того, чтобы очистить его от такого отвратительного вида неправдоподобности, который заставил бы человека ощущать угрызения совести из-за принятия этой догмы лишь потому, что её провозгласила Церковь. Протестант может сказать: «О, я никогда, никогда не приму такое учение из рук Церкви, и для меня лучше тысячу и тысячу раз признать, что Церковь высказалась ошибочно, чем признать истинность такого ужасного учения». Но почему, добрый человек? Не нужно взрываться таким большим негодованием, словно конь, который боится, хотя и сам не знает, чего именно. Подумай о том, что я сказал. По большому счёту, действительно ли это иррационально? Действительно ли это расходится с Писанием? Действительно ли это идёт против ранних Отцов? Действительно ли это отдаёт идолопоклонством? Задавая эти вопросы, я невольно улыбаюсь. Не стоит ли лучше сказать, что что-то в пользу этого учения говорит: разум, древность, вдохновенный текст? Ты можешь вообще не видеть причин доверять голосу Церкви, ты можешь ещё не дорасти до веры в него, но что в этом учении такого, чтобы твоя вера в Него начала колебаться (если у тебя есть вера) или чтобы твой разум начинал уходить в отрицание, когда ты начинаешь думать, что оно может исходить от Бога, — вот это я не могу понять. Многие учения намного труднее, чем Непорочное Зачатие. Учение о первородном грехе неизмеримо труднее. С Марией таких трудностей не было. Легко поверить, что душа соединяется с телом без первородного греха; напротив, великой тайной является то, что каждый человек, миллионы и миллионы людей, рождаются с ним. Наше учение о Марии имеет на одну трудность меньше, чем наше учение о положении человечества в целом.

 Хочу ясно сказать: в последний день может быть много оправданий, хороших и плохих, почему человек не был католиком. Единственное, которое я не могу себе представить, это: «О Господь, учение о Непорочном Зачатии было настолько унизительным для Твоей Благодати, настолько несовместимым с Твоими Страданиями, настолько отличалось от Твоего Слова в книгах Бытия и Апокалипсиса, настолько не похоже на учение Твоих первых святых и мучеников, что это дало мне право, несмотря на весь риск, отвергнуть его — и Твою Церковь за то, что обучала ему. В том, что касается этого учения, моё личное суждение полностью оправдано может противостоять суждению Церкви. И это оправдание, почему я жил и умер протестантом».

Перевод с беларусского: Игорь Терещенко

Источник: SCRIPTORIUM NOSTRUM