У птиц и христианства долгая и увлекательная история. В книге Бытия Ной послал голубя из Ковчега искать сушу — это знает, пожалуй, даже каждый атеист. Но на деле всё ещё интереснее. Предлагаем Вашему вниманию статью, где будет рассмотрена роль птиц в католической культуре Британских Островов.

Птицы тесно связаны со Христом, особенно малиновка (на иллюстрации), чья красная грудь, как считают, символизирует Пресвятую Кровь. Есть и конкурирующие толкования: по одной из версий, перья малиновки были окрашены в багровый цвет, когда птичка снимала Терновый Венец. Другая интерпретация поразительной окраски птицы связана с более ранним эпизодом из жизни Христа. Согласно этому предположению, малиновка раздула пламя костра в Вифлеемском хлеву, чтобы согреть новорождённого Иисуса, и настолько близко подлетела к нему, что её грудь была раскалена докрасна.

Малиновки имеют, своего рода, религиозное значение в классической детской сказке «Babes in the Wood» («Младенцы в лесу»). Двоих маленьких детей бросил в лесу их злой дядя, и, в конце концов, они умерли от голода. После чего прилетели малиновки и осторожно накрыли тела малышей листьями, чтобы придать им форму христианского погребения.

Красная грудь малиновки также стала причиной её тесной связи с Рождеством, но это, скорее, светская, нежели религиозная корреляция. В Викторианскую Эпоху первые почтальоны носили красную форму, благодаря чему их прозвали «малиновками». Тогда у кого-то возникла блестящая идея изготовить праздничные открытки, которые люди могли бы отправлять своим друзьям и близким; на первых рисунках была изображена малиновка, одетая в почтальонскую униформу, с открыткой в клюве.

Позже появился обычай благотворителей дарить бесплатное питание бедным детям на Рождество; мероприятие, известное как «Ужин малиновки».

Крапивник (он же подкоренник, он же орешек), самая обыкновенная птица Великобритании, также связан с Рождественским сезоном, но в более тревожном смысле из-за «Охоты на крапивника». До середины XX века во многих деревнях Великобритании и Ирландии юноши и девушки собирались утром в День Святого Стефана (26 декабря). После этого они гонялись за крапивником и ловили его, а также маршировали по своей деревне с несчастной птицей в клетке, требуя денег или еды (своего рода, колядование).

Наконец, они приносили крапивника на местный церковный двор, где, повторяя судьбу раннего христианского мученика Святого Стефана, его забрасывали камнями до смерти.

А как же «куропатка в грушевом дереве», кульминация англоязычной колядки «The Twelve Days of Christmas» («Двенадцать Дней Рождества»), с её праздничными птицами, включая лебедей и гусей? В своей книге «Двенадцать Птиц Рождества» я высказываю предположение, что каждый куплет песни на самом деле относится к птице.

Согласно другой трактовке, когда-то песня имела более серьёзное предназначение. Предполагается, что она была написана в виде шифра, чтобы обучать маленьких католических детей Катехизису во времена правления королевы Елизаветы, когда католицизм был запрещён. Таким образом, «три французские курицы» символизируют Пресвятую Троицу, а «четыре птицы колли» (имеются в виду чёрные дрозды) — четыре Евангелия.

В моей последней книге «Ласточка» рассказывается о, пожалуй, самой известной и любимой птице в мире. По всему северному полушарию, от Аляски до Японии, мы приветствуем ласточку как знак наступления весны. В некоторых странах прилёт птицы тесно связан с ключевой датой христианского календаря — 25 марта, Торжеством Благовещения.

Ласточки также ассоциированы с Пасхой, так как, даже если дата и меняется каждый год, ласточки, как правило, возвращаются примерно к ней. Это привело к возникновению легенды о связи между птицей и распятием Христа: как и малиновка, ласточка получила кирпично-красный лоб и шею, когда пыталась извлечь шипы из Венца Христа, а гвозди — из Его Рук и Ног.

По мнению фольклориста и теолога XIX века Чарльза Свейнсона, связь между ласточкой и христианством может уходить ещё глубже. По легенде, после изгнания из Эдема ласточка принесла прядь волос Адама Еве, примирив пару после грехопадения.

По словам Свейнсона, это объясняет, почему в дальнейшем ласточке «было позволено гнездиться в жилищах людей».

Все эти мифы и легенды, может быть, и древние, но они всё ещё обладают силой, способной тронуть нас и укрепить эту глубокую и давнюю связь между христианством и некоторыми из наших любимых птиц.


Об авторе статьи: Стивен Мосс — натуралист и писатель, живущий в Сомерсете (Англия, Великобритания). Его многочисленные книги включают в себя такие относительно хорошо продаваемые работы, как «Биография малиновки», «Крапивник» и «Ласточка», а также «Двенадцать Птиц Рождества» (все они опубликованы издательством «Square Peg»).

Источник: CATHOLIC HERALD | From Noah to the Twelve Days: A short history of birds and Christianity

Перевод с английского языка: Игорь Терещенко