КОНГРЕГАЦИЯ БОГОСЛУЖЕНИЯ И ДИСЦИПЛИНЫ ТАИНСТВ

ИНСТРУКЦИЯ

Redemptionis Sacramentum

О некоторых моментах, на которые следует обращать внимание или которых необходимо избегать касательно Пресвятой Евхаристии

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕАМБУЛА [1-13]

ГЛАВА I 

Регулирование Священной Литургии [14-18]

1. Диоцезный епископ, первосвященник своей паствы [19-25]
2. Конференция епископов [26-28]
3. Пресвитеры [29-33]
4. Диаконы [34-35]

ГЛАВА II

Участие верных мирян в священнопраздновании Евхаристии

1. Активное и осознанное участие [36-24]
2. Служения верных мирян в священнопраздновании Святой Мессы [43-47]

ГЛАВА III

Надлежащее священнопразднование Мессы

1. Материя Пресвятой Евхаристии [48-50]
2. Евхаристическая молитва [51-56]
3. Иные части Мессы [57-74]
4. Присоединение различных обрядов при священнопраздновании Мессы [75-79]

ГЛАВА IV

Святое Причастие

1. Приготовления ко принятию Святого Причастия [80-86]
2. Раздача Святого Причастия [87-96]
3. Причастие пресвитеров [97-99]
4. Причастие под Обоими Видами [100-107]

ГЛАВА V

Некоторые иные вопросы, касающиеся Евхаристии

1. Место для священнопразднования Святой Мессы [108-109]
2. Разнообразные обстоятельства, относящиеся ко Святой Мессе [110-116]
3. Священные Сосуды [117-120]
4. Литургические облачения [121-128]

ГЛАВА VI

Сохранение Пресвятой Евхаристии и Евхаристические богослужения вне Мессы

1. Сохранение Пресвятой Евхаристии [129-133]
2. Некоторые формы Евхаристических богослужений вне Мессы [134-141]
3. Процессии и Евхаристические Конгрессы [142-145]

ГЛАВА VII

Экстраординарные функции верных мирян [146-153]

1. Экстраординарный распорядитель Святого Причастия [154-160]
2. Проповедование [161]
3. Некоторые богослужения, проводимые в отсутствие пресвитера [162-167]
4. О покинувших духовный сан [168]

ГЛАВА VIII

Средства правовой защиты [169-171]

1. Graviora Delicta [172]
2. Серьёзные вопросы [173]
3. Иные нарушения [174-175]
4. Диоцезный епископ [176-180]
5. Апостольский Престол [181-182]
6. Жалобы по поводу нарушений в вопросах Литургии [183-184]

Заключение [185-186]


Преамбула [▲к содержанию▲]

[1.] В Пресвятой Евхаристии Матерь-Церковь с твёрдой верой признаёт Таинство Искупления[1], радостно принимает Его к Себе, священнопразднует Его и почитает Его в Адорации, провозглашая смерть Иисуса Христа и исповедуя Его Воскресение и последующий Его приход во славе[2], когда Он будет судить всех как Непобедимый Господь и Владыка, Вечный Священник и Царь Вселенной, установив Царство Истины и Жизни ради Необъятного Величия Всемогущего Отца[3]. 

[2.] Учение Церкви касательно Пресвятой Евхаристии, в Которой содержится полнота духовных сокровищ Церкви — а именно Христос, наш Пасхальный Агнец[4] — Евхаристии, Которая является источником и высшей целью всей христианской жизни[5] и Которая является причинной силой, стоящей за самыми ранними истоками Церкви[6], разъяснялось с надлежащей заботой и с великим авторитетом на протяжении веков в текстах Соборов и Верховных Понтификов. Совсем недавно, к слову, Верховный Понтифик Иоанн Павел II в Энциклике «Ecclesia de Eucharistia» повторно изложил определённые элементы великой важности, относящиеся к Евхаристии в свете экклезиальных обстоятельств наших времён[7]. 

Чтобы, особенно при священнопраздновании Священной Литургии, Церковь могла должным образом охранять столь великую тайну, в том числе, и в наше время, Верховный Понтифик распорядился, чтобы Конгрегация Богослужения и Дисциплины Таинств[8] в сотрудничестве с Конгрегацией Доктрины Веры подготовила эту Инструкцию по определённым вопросам дисциплины Таинства Евхаристии. Вещи, изложенные в этой Инструкции, необходимо читать в продолжение упомянутой выше Энциклики «Ecclesia de Eucharistia».

Нет намерения подготовить компендий норм, касающихся Пресвятой Евхаристии, но есть, скорее, интенция поднять в этой Инструкции некоторые элементы литургических норм, которые ранее были изложены или установлены и даже сегодня остаются в силе, чтобы обеспечивать более глубокое понимание литургических норм[9]; установить определённые нормы, которые объясняют и дополняют предыдущие; а также разъяснить епископам, пресвитерам, диаконам и всем верным христианам-мирянам, как каждый из них должен исполнять их в соответствии со своими обязанностями и имеющимися в его распоряжении средствами.

[3.] Нормы, содержащиеся в настоящей Инструкции, следует понимать как относящиеся к литургическим вопросам Римского Обряда и, mutatis mutandis, к другим Обрядам Латинской Церкви, надлежащим образом признанным правом.

[4.] «Без сомнений, литургическая реформа Собора в огромной мере способствовала более сознательному, активному и плодотворному участию верующих в святой Жертве алтаря»[10]. Тем не менее, «наряду со светлыми сторонами, есть и тёмные»[11]. В связи с этим, невозможно молчать о злоупотреблениях, даже весьма серьёзных, направленных как против природы Литургии и Таинств, так и против традиции и авторитета Церкви, [злоупотреблениях,] которые в наши дни нередко наносят урон литургическим священнопразднованиям в том или ином экклезиальном пространстве. В некоторых местах совершение литургических злоупотреблений стало почти привычным явлением, что, очевидно, недопустимо и должно быть пресечено.

[5.] Соблюдение норм, опубликованных властью Церкви, требует соответствия мыслей и слов, внешних действий и побуждений сердца. Простое внешнее соблюдение норм явно противоречило бы природе Священной Литургии, в которой Христос лично желает собрать Его Церковь, чтобы совместно с Ним Она стала бы «одним телом и одним духом»[12]. По этой причине, внешнее действие должно быть освещено верой и милосердием, которые объединяют нас со Христом и друг с другом и вызывают любовь к бедным и оставленным. Более того, литургические слова и обряды являются полным веры выражением, сформировавшимся на протяжении веков, понимания Христа, и они учат нас мыслить так, как Он Сам мыслит[13]; подчиняя свой разум этим словам, мы возносим свои сердца к Господу. Всё, что сказано в этой Инструкции, направлено на то, чтобы наше собственное понимание соответствовало тому пониманию, которое имеет Сам Христос и которое выражено в словах и обрядах Литургии.

[6.] Ибо множатся злоупотребления «затмевающие прямую веру и католическое Учение о чудесном Таинстве»[14]. Таким образом, они также мешают верующим «в определённой мере заново пережить опыт двух учеников в Эммаусе: "открылись у них глаза, и они узнали Его"»[15]. Ибо в присутствии Силы и Божественности Бога[16] и великолепия Его Благости, особенно явленных в Таинстве Евхаристии, всем верным надлежит иметь и применять на практике ту силу познания Бога, которую они получили через спасительные Страсти Единородного Сына[17]. 

[7.] Нередко злоупотребления коренятся в ложном понимании свободы. Однако Бог даровал нам во Христе не иллюзорную свободу, с помощью которой мы можем делать то, что хотим, но свободу, с помощью которой мы можем делать то, что уместно и правильно[18]. Это верно не только в отношении заповедей, исходящих непосредственно от Бога, но также и в отношении законов, обнародованных Церковью с должным учётом природы каждой нормы. По этой причине, все должны подчиняться постановлениям, установленным законной церковной властью.

[8.] Поэтому стоит с большой печалью отметить, что «в ряде мест появляются экуменические инициативы, которые, вдохновляясь благородными намерениями, одобряют Евхаристические практики, противоречащие Учению, выражающему веру Церкви». Однако Евхаристия — «слишком великий дар, чтобы подвергать его двусмысленности и приуменьшать его значение». Поэтому необходимо исправить некоторые вещи или более чётко очертить их, чтобы и в этом отношении «Евхаристия, как и прежде, сияла бы во всём блеске своей тайны»[19]. 

[9.] Наконец, злоупотребления часто основаны на незнании, поскольку они связаны с отказом от тех элементов, более глубокое значение которых не понимается и чья древность не признаётся. Ибо «значение Священного Писания в Литургии чрезвычайно велико: ведь по нему совершаются чтения, объясняемые в проповеди, поются псалмы, им вдохновляются и его побуждением проникаются прошения, молитвы и литургические песнопения, от него получают своё значение литургические действия и символы»[20]. «Наконец, зримые знаки, употребляемые в Литургии для обозначения незримых Божественных реальностей, были избраны Христом или Церковью»[21]. Кроме того, структуры и формы священнопразднований в соответствии с каждым из Обрядов как Востока, так и Запада, находятся в гармонии как с практикой Вселенской Церкви, так и в гармонии с практиками, распространёнными повсеместно посредством апостольской и нерушимой традиции[22], которую Церковь обязана верно и бережно передавать будущим поколениям. Все эти вещи мудро оберегаются и защищаются литургическими нормами.

[10.] Сама Церковь не имеет власти над тем, что было установлено Самим Христом и составляет неизменную часть Литургии[23]. В самом деле, если связь Таинств будет разорвана с Самим Христом, установившим Их, и с событиями основания Церкви[24], это не принесёт пользы верным, но лишь нанесёт им колоссальный вред. Поскольку Священная Литургия очень тесно связана с принципами вероучения[25], использование неутверждённых текстов и обрядов обязательно ведёт либо к ослаблению, либо к исчезновению столь необходимой связи между lex orandi и lex credendi[26]. 

[11.] Тайна Евхаристии «слишком велика, чтобы кто-либо самовольно истолковывал её, проявляя неуважение к её сакральному характеру и вселенскому измерению»[27]. Напротив, всякий, кто действует таким образом, давая волю своим наклонностям, даже если он священник, нарушает сущностное единство Римского Обряда, которое должно решительно сохраняться[28], и становится ответственным за действия, которые никоим образом не согласуются с голодом и жаждой Живого Бога, ощущаемыми сегодня людьми. Подобные действия не служат ни подлинной пастырской заботе, ни надлежащему литургическому обновлению; вместо этого они лишают верных Христа их вотчины и их наследия. Ибо произвольные действия не способствуют истинному обновлению[29], но ущемляют право верных Христа на литургическое священнопразднование, которое является выражением жизни Церкви в соответствии с Её традицией и дисциплиной. В конце концов, они вносят элементы искажения и дисгармонии в самое совершение Евхаристии, которое своим возвышенным образом и по самой своей природе ориентировано на обозначение и чудотворное осуществление Причастия Божественной Жизни и единение Народа Божьего[30]. Результатом является неуверенность в вопросах вероучения, недоумение и скандалы со стороны части Народа Божьего и, как почти неизбежное следствие, его решительное сопротивление — всё это очень смущает и огорчает многих верных Христа в наш век, когда христианская жизнь часто бывает особенно трудной, в том числе, и из-за нашествия «секуляризации»[31]. 

[12.] Напротив, все верные Христа имеют право на то, чтобы Литургия и, в частности, священнопразднование Святой Мессы действительно происходили так, как того желает Церковь, согласно Её условиям, предписанным литургическими книгами и другими законами и нормами. Точно так же католики имеют право на то, чтобы Жертвоприношение Святой Мессы совершалось за них в единой форме, в соответствии со всем учением Магистериума Церкви. Наконец, католическая община имеет право на то, чтобы священнопразднование Пресвятой Евхаристии совершалось таким образом, чтобы оно действительно выделялось как Таинство единства и исключало все недостатки и действия, которые могут породить подразделения и фракции в Церкви[32]. 

[13.] Все нормы и увещевания, изложенные в этой Инструкции, связаны, хотя и по-разному, с миссией Церкви, задачей которой является бдительность в отношении правильного и достойного священнопразднования столь великой тайны. В последней главе настоящей Инструкции будет рассказано о различной степенях, в которых отдельные нормы связаны с высшей нормой всех церковных законов, а именно заботой о спасении душ[33]. 

ГЛАВА I [▲к содержанию▲]

РЕГУЛИРОВАНИЕ СВЯЩЕННОЙ ЛИТУРГИИ [▲к содержанию▲]

[14.] «Руководить священной Литургией может единственно власть Церкви; ею же располагает Апостольский Престол и Епископ, по норме права»[34]. 

[15.] Римский Понтифик «является ... Наместником Христа и Пастырем всей Церкви на сей земле. Поэтому в силу своей должности он пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять»[35], в том числе, посредством способов коммуникации с пастырями и членами паствы.

[16.] «В правомочия Апостольского Престола входит руководство Cвященной Литургией во всей Церкви, издание литургических книг и утверждение их переводов на современные языки той или иной страны, а также надзор за тем, чтобы литургические правила верно соблюдались повсюду»[36]. 

[17.] «Конгрегация Богослужения и Дисциплины Таинств занимается вопросами Апостольского Престола в отношении регулирования и продвижения Священной Литургии и, особенно, Таинств с надлежащим учётом компетенций Конгрегации Доктрины Веры. Она охраняет и укрепляет дисциплину Таинств, особенно в том, что касается Их действительности и законного совершения». Наконец, она «тщательно стремится обеспечить точное соблюдение литургических правил и предотвращение или устранение нарушений при каждом их обнаружении»[37]. В этом отношении, согласно традиции Вселенской Церкви, первостепенное внимание уделяется священнопразднованию Святой Мессы, а также поклонению Святой Евхаристии даже вне Мессы.

[18.] Верные Христа имеют право на то, чтобы церковная власть полностью и эффективно регулировала Священную Литургию, чтобы она никогда не могла бы показаться кому-либо «"принадлежащей" — ни предстоятелю, ни общине, в которой совершаются Таинства»[38]. 

1. Диоцезный епископ, первосвященник своей паствы [▲к содержанию▲]

[19.] Диоцезный епископ, первый распорядитель Тайнами Бога, вверенными ему на уровне Поместной Церкви, является модератором, промоутером и опекуном всей Её литургической жизни[39]. Ибо «Епископ, облечённый полнотой таинства священства, есть "домостроитель благодати высшего священства"[40], особенно в Евхаристии, которую он приносит сам или заботится о том, чтобы её приносили другие[41]; а благодаря Евхаристии Церковь непрестанно живёт и возрастает»[42]. 

[20.] Действительно, превосходящая все другие Её проявления манифестация Церкви обнаруживается там, где священнопразднуются обряды Мессы, особенно в кафедральных соборах «при полном и активном участии всего святого Народа Божия в одних и тех же литургических действиях, прежде всего в одной и той же Евхаристии, в одной и той же молитве, пред одним и тем же престолом, которому предстоит Епископ, окружённый своими пресвитерами и служителями»[43]. Более того, «каждым законным совершением Евхаристии правит Епископ, которому поручена обязанность воздавать Божественному Величию поклонение, составляющее суть христианской религии, и распоряжаться им по заповедям Господним и по законам Церкви, подробнее уточняемым для диоцеза по особому суждению Епископа»[44]. 

[21.] Следовательно, «задача диоцезного епископа в порученной ему Церкви — в пределах своих правомочий устанавливать общеобязательные нормы в литургических вопросах»[45]. Тем не менее, епископ должен позаботиться о том, чтобы не допустить устранения свободы, предусмотренной нормами литургических книг, чтобы священнопразднование можно было разумно адаптировать к церковному зданию, или группе присутствующих верующих, или к конкретным пастырским обстоятельствам таким образом, чтобы универсальный священный обряд действительно соответствовал человеческому пониманию[46]. 

[22.] Епископ управляет Поместной Церковью, доверенной ему[47], и его задачами являются регулирование, направление, ободрение, а, иногда, и укорение[48]; эти священные задачи он получил посредством епископской ординации[49], он исполняет их, чтобы созидать свою паству в истине и святости[50]. Он должен разъяснять внутреннее значение обрядов и литургических текстов и питать дух Литургии в священниках, диаконах и мирянах[51], чтобы все они были приведены к активному и плодотворному совершению Евхаристии[52], и подобным образом он должен позаботиться о том, чтобы всё тело Церкви могло расти в одинаковом понимании, в единстве милосердия в епархии, в стране и в мире[53]. 


СНОСКИ

[1] Ср. Missale Romanum, ex decreto sacrosancti Oecumenici Concilii Vaticani II instauratum, auctoritate Pauli Pp. VI promulgatum, Ioannis Pauli Pp. II cura recognitum, editio typica tertia, diei 20 aprilis 2000, Typis Vaticanis, 2002, Missa votiva de Dei misericordia, oratio super oblata, p. 1159. [▲вернуться▲]

[2] Ср. 1Кор 11, 26; Missale Romanum, Prex Eucharistica, acclamatio post consecrationem, p. 576; Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, 17 апр. 2003, nn. 5, 11, 14, 18: AAS 95 (2003) pp. 436, 440-441, 442, 445. [▲вернуться▲]

[3] Ср. Исаи 10: 33; 51, 22; Missale Romanum, In sollemnitate Domini nostri Iesu Christi, universorum Regis, Praefatio, p. 499. [▲вернуться▲]

[4] Ср. 1Кор 5: 7; Второй Ватиканский Вселенский Собор, Декрет о служении и жизни пресвитеров Presbyterorum ordinis, 7 дек. 1965, n. 5; Иоанн Павел II, Апостольское увещевание Ecclesia in Europa, n. 75: AAS 95 (2003) pp. 649-719, здесь p. 693. [▲вернуться▲]

[5] Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая конституция о Церкви Lumen gentium, 21 нояб. 1964, n. 11. [▲вернуться▲]

[6] Ср. Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, 17 апр. 2003, n. 21: AAS 95 (2003) p. 447. [▲вернуться▲]

[7] Там же: AAS 95 (2003) pp. 433-475. [▲вернуться▲]

[8] Там же, n. 52: AAS 95 (2003) p. 468. [▲вернуться▲]

[9] Там же. [▲вернуться▲]

[10] Там же, n. 10: AAS 95 (2003) p. 439. [▲вернуться▲]

[11] Там же; ср. Папа Иоанн Павел II, Апостольское послание Vicesimus quintus annus, 4 дек. 1988, nn. 12-13: AAS 81 (1989) pp. 909-910; ср. также Второй Ватиканский Вселенский Собор, Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, 4 дек. 1963, n. 48. [▲вернуться▲]

[12] Missale Romanum, Prex Eucharistica III, p. 588; ср. 1Кор 12: 12-13; Ефес 4: 4. [▲вернуться▲]

[13] Ср. Филип 2,5. [▲вернуться▲]

[14] Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, n. 10: AAS 95 (2003), p. 439. [▲вернуться▲]

[15] Там же, n. 6: AAS 95 (2003) p. 437; ср. Луки 24: 31. [▲вернуться▲]

[16] Ср. Рим 1: 20. [▲вернуться▲]

[17] Ср. Missale Romanum, Praefatio I de Passione Domini, p. 528. [▲вернуться▲]

[18] Ср. Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Veritatis splendor, 6 авг. 1993, n. 35: AAS 85 (1993) pp. 1161-1162; Гомилия, произнесённая в Кемден-ярдс, 9 окт. 1995, n. 7: Insegnamenti di Giovanni Paolo II, XVII, 2 (1995), Libreria Editrice Vaticana, 1998, p. 788. [▲вернуться▲]

[19] Ср. Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, n. 10: AAS 95 (2003), p. 439. [▲вернуться▲]

[20] Второй Ватиканский Вселенский Собор, Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, n. 24; ср. Конгрегация Богослужения и Дисциплины Таинств, Инструкция Varietates legitimae, 25 янв. 1994, nn. 19 and 23: AAS 87 (1995) pp. 295-296, 297. [▲вернуться▲]

[21] Второй Ватиканский Вселенский Собор, Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, n. 33. [▲вернуться▲]

[22] Ср. Св. Ириней, Adversus Haereses, III, 2: Sch., 211, 24-31; Св. Августин, Epistula ad Ianuarium: 54,I: PL 33,200: «Illa autem quae non scripta, sed tradita custodimus, quae quidem toto terrarum orbe servantur, datur intellegi vel ab ipsis Apostolis, vel plenariis conciliis, quorum est Ecclesia saluberrima auctoritas, commendata atque statuta retineri.»; Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Redemptoris missio, 7 дек. 1990, nn. 53-54: AAS 83 (1991) pp. 300-302; Конгрегация Доктрины Веры, Послание епископам Католической Церкви о некоторых аспектах церковного общения Communionis notio, 28 май 1992, nn. 7-10: AAS 85 (1993) pp. 842-844; Конгрегация Богослужения и Дисциплины Таинств, Инструкция Varietates legitimae, n. 26: AAS 87 (1995) pp. 298-299. [▲вернуться▲]

[23] Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, n. 21. [▲вернуться▲]

[24] Ср. Папа Пий XII, Апостольская Конституция Sacramentum Ordinis, 30 нояб. 1947: AAS 40 (1948) p. 5; Конгрегация Доктрины Веры, Декларация Inter insigniores, 15 окт. 1976, часть IV: AAS 69 (1977) pp. 107-108; Конгрегация Богослужения и Дисциплины Таинств, Инструкция Varietates legitimae, n. 25: AAS 87 (1995) pp. 298. [▲вернуться▲]

[25] Ср. Папа Пий XII, Энцикл. письмо Mediator Dei, 20 нояб. 1947: AAS 39 (1947) p. 540. [▲вернуться▲]

[26] Ср. Священная Конгрегация Таинств и Богослужения, Инструкция Inaestimabile donum, 3 апр. 1980: AAS 72 (1980) p. 333. [▲вернуться▲]

[27] Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, n. 52: AAS 95 (2003), p. 468. [▲вернуться▲]

[28] Второй Ватиканский Вселенский Собор, Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, nn. 4,38; Декрет о Восточных Католических Церквах Orientalium Ecclesiarum, 21 нояб. 1964, nn. 1,2,6; Папа Павел VI, Апостольская Конституция Missale Romanum: AAS 61 (1969) pp. 217-222; Missale Romanum, Institutio Generalis, n. 399; Конгрегация Богослужения и Дисциплины Таинств, Инструкция Liturgiam authenticam, 28 март 2001, n. 4: AAS 93 (2001) pp. 685-726, здесь p. 686. [▲вернуться▲]

[29] Ср. Папа Иоанн Павел II, Апостолькое увещевание Ecclesia in Europa, n. 72: AAS 95 (2003) p. 692. [▲вернуться▲]

[30] Ср. Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, n. 23: AAS 95 (2003), p. 448-449; Священная Конгрегация Обрядов, Инструкция Eucharisticum mysterium, 25 май 1967, n. 6: AAS 59 (1967) p. 545. [▲вернуться▲]

[31] Священная Конгрегация Таинств и Богослужения, Инструкция Inaestimabile donum: AAS 72 (1980) p. 332-333. [▲вернуться▲]

[32] Ср. 1Кор 11,17-34; Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, n. 52: AAS 95 (2003), p. 467-468. [▲вернуться▲]

[33] Ср. Кодекс Канонического Права, 25 янв. 1983, кан. 1752. [▲вернуться▲]

[34] Второй Ватиканский Вселенский Собор, Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, n. 22 §1; ср. Кодекс Канонического Права, кан. 838 §1. [▲вернуться▲]

[35] Кодекс Канонического Права, кан. 331; ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая Конституция о Церкви Lumen gentiumn. 22. [▲вернуться▲]

[36] Кодекс Канонического Права, кан. 838 §2. [▲вернуться▲]

[37] Ср. Папа Иоанн Павел II, Апостольская Конституция Pastor bonus, 28 июнь 1988: AAS 80 (1988) pp. 841-924, здесь artt. 62, 63 и 66, pp. 876-877. [▲вернуться▲]

[38] Ср. Папа Иоанн Павел II, Энцикл. письмо Ecclesia de Eucharistia, n. 52: AAS 95 (2003), p. 468. [▲вернуться▲]

[39] Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Декрет о пастырском служении епископов в Церкви Christus Dominus, 28 окт. 1965, n. 15; ср. также Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, n. 41; Кодекс Канонического Права, кан. 387. [▲вернуться▲]

[40] Молитва при посвящении во Епископы в византийском обряде: Euchologion tо mega, Rоmае, 1873, р. 139. [▲вернуться▲]

[41] Ср. Св. Игнатий Вел., К смирн. 8. 1: изд. Funk, I, р. 282. [▲вернуться▲]

[42] Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая Конституция о Церкви Lumen gentium, n. 26; ср. Священная Конгрегация Обрядов, Инструкция Eucharisticum mysterium, n. 7: AAS 59 (1967) p. 545; ср. также Папа Иоанн Павел II, Апостольское увещевание Pastores gregis, 16 окт. 2003, nn. 32-41: L’Osservatore Romano, 17 окт. 2003, pp. 6-8. [▲вернуться▲]

[43] Ср. Конституция о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium, n. 41; ср. Св. Игнатий Антиохийский, К магн., 7; К филад., 4; К смирн., 8: изд. F. Х. Funk, указ. изд., I, рр. 236, 266, 281; Missale Romanum, Institutio Generalis, n. 22; ср. также Кодекс Канонического Права, кан. 389. [▲вернуться▲]

[44] Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая Конституция о Церкви Lumen gentium, n. 26. [▲вернуться▲]

[45] Кодекс Канонического Права, кан. 838 §4. [▲вернуться▲]

[46] Ср. Консилиум по Имплементации Конституции о Литургии, Dubium: Notitiae 1 (1965) p. 254. [▲вернуться▲]

[47] Ср. Деян 20,28; Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая Конституция о Церкви Lumen gentium, nn. 21 и 27; Декрет о пастырском служении епископов в Церкви Christus Dominus, n. 3. [▲вернуться▲]

[48] Ср. Священная Конгрегация Богослужения, Инструкция Liturgicae instaurationes, 5 сент. 1970: AAS 62 (1970) p. 694. [▲вернуться▲]

[49] Ср. Второй Ватиканский Вселенский Собор, Догматическая Конституция о Церкви Lumen gentium, n. 21; Декрет о пастырском служении епископов в Церкви Christus Dominus, n. 3. [▲вернуться▲]

[50] Ср. Caeremoniale Episcoporum ex decreto sacrosancti Oecumenici Concilii Vaticani II instauratum, auctoritate Ioannis Pauli Pp. II promulgatum, editio typica, 14 сент. 1984, Vatican Polyglot Press, 1985, n. 10. [▲вернуться▲]

[51] Ср. Missale Romanum, Institutio Generalis, n. 387. [▲вернуться▲]

[52] Ср. Там же, n. 22. [▲вернуться▲]

[53] Ср. Священная Конгрегация Богослужения, Инструкция Liturgicae instaurationes, AAS 62 (1970) p. 694. [▲вернуться▲]